bukvoed

Пегасы на выпасе.

VEC-M1-unifil-near-kfar-kila-20090105-gty-1

"Испанский БРДМ" Pegaso VEC-M1 испанского же контингента ЮНИФИЛ патрулирует границу возле ливанской деревни Кафр Кила (что, согласно википедии, переводится как "деревня пастбищ"), 2009.

Collapse )
bukvoed

Тель Авив - Аэропорт Сде Дов.



В 1937-м мэр Тель Авива Исраэль Роках обратился к мандатным властям с задумкой открыть в городе собственный аэропорт, поскольку в условиях арабского восстания (1936-9 годов) добраться до ближайшего аэропорта в окрестностях арабского Лода могло оказаться рискованной затеей. Британцы согласились; 23 сентября 1938-го аэропорт был торжественно открыт, и вместе с ним - ежедневная авиалиния в Хайфу. В 1940-м в автокатастрофе погиб Дов Хоз, заместитель мэра и большой сторонник развития авиации; в результате объект получил название Сде Дов. В ходе Войны за независимость аэропорт стал базой воздушной службы Хаганы, плавно перешедшей в ВВС Израиля. 15-го мая четвёрка египетских Спитфайров атаковала аэропорт; один из самолётов был сбит огнём ПВО. После 1948-го аэропорт поначалу использовался мало; но в 1959-м сюда перебралась 100-я транспортная эскадрилья; и тогда же компания Аркиа, ранее летавшая в Эйлат из Лода, стала делать то же самое из Тель Авива. С тех пор и до недавнего времени ВВС и гражданские компании использовали объект совместно.

Тем временем Тель Авив рос, земля дорожала, и всё чаще выдвигалась идея убрать ли отсюда шумные летающие штуковины, а освободившуюся территорию продать под застройку. После долгих раздумий, дискуссий, согласований, судебных процессов и законотворческих инициатив, 1 июля 2019-го аэропорт был закрыт. Вся релевантная гражданская деятельность перешла в аэропорт имени Бен-Гуриона (бывший Лод). Военная - всё та же 100-я эскадрилья (незадолго до того поглотившая 135-ю) и разные наземные подразделения - в Хацор. К февралю 2020-го ВПП и прочие сооружения были разрушены. Выжила только командно-диспетчерская вышка, которую предполагается сохранить как историческую и вписать в будущий жилой квартал.

Collapse )
bukvoed

Тель Авив - Таможня.



Построенная британцами на исходе ПМВ узкоколейка Яффа - Лод имела небольшое ответвление на север, к линии фронта; оно покидало основную линию в 2.5-3 км к северо-востоку от яффской станции, в точке известной как "перекрёсток Сарона". Когда в 1920-м военную 600-мм сменила гражданская 1435-мм линия, она включала новую станцию Тель Авив на месте бывшей развилки. Отсюда 7 августа 1949-го в Иерусалим проследовал первый поезд израильской линии, с премьером Давидом Бен-Гурионом и минтранспорта Давидом Ремезом на борту; регулярное пассажирское сообщение возобновилось в марте 1950-го. Между первым и вторым объект успели переименовать в Тель Авив Юг, ввиду появления парной станции на севере.

В 1970-м конечную, ветшавшую и создававшую помехи автомобильному движению в городе, передвинули на пару километров на юго-восток, на окраину города - к нынешней развязке Кибуц Галуйот. О первоначальном расположении напоминает название улицы (а-ракевет, т.е. "поезд") и серое здание бывшей таможни, чуть изогнутое сообразно бывшим путям. Так, вероятно, было лучше для города в целом, но хуже для пассажиров. По этой и возможно другим причинам последние проголосовали ногами; к концу 1970-х с новенькой станции ежедневно отправлялся один-единственный поезд, как в 19-м веке. Ещё полтора десятка лет спустя воплотилось в жизнь давно обсуждавшееся предложение по улучшению дорожной и железнодорожной сетей в районе Тель-Авива: пересекавшую ТА с юга на север сезонную речку Аялон загнали в узкий коридор между бетонными стенами, а по освободившейся части русла проложили шоссе и железную дорогу с новыми станциями. Таким образом, с 1993-го участок Лод - ТА перестал быть тупиком, вместо этого плавно переходя в хайфскую линию; неудобную южную станцию за ненадобностью закрыли; это место до сих пор используется как стоянка поездов и для других внутренних железнодорожных нужд, но не более того.

Collapse )
bukvoed

Яара - Форт.



Как я уже докладывал узкому кругу своих читателей шесть лет назад, в начале 1938-го года британский консультант Чарльз Тегарт набросал список мер по укреплению северной границы в условиях неутихавшего арабского восстания. Одна из мер состояла в замене слабо укреплённых приграничных полицейских участков на новые, гораздо более монументальные. Всего этих новых участков было построено семь; работы были завершены уже в конце 1938-го или в крайнем случае в начале 1939-го года. Все объекты представляли собой железобетонное здание с внутренним двором и башенкой на крыше; но одни были поменьше (двухэтажные), другие побольше (три этажа) а третьи ещё больше (этажей, впрочем, тоже три). Вышеупомянутый давний пост брал в качестве примера "маленький" форт Фарадия / Шефер, на тот момент единственный заброшенный из семи. Но примерно в 2018-м армия покинула "средний" форт в мошаве Яара, и недавно я до него таки доехал.

На 1938-й за участок границы в районе арабской деревни Баса, отвечали два поста образца "деревянный барак на 10 человек". По Кройзеру, один из них (Баса-1) оставили на службе, а второй (Баса-2) разрушили и заменили на бетонный. Ближе к концу апреля 1948-го британцы эвакуировали форт; в нём обосновались местные арабские иррегуляры и тем самым перекрыли дорогу дальше на восток, к кибуцу Эйлон. Ночью с 24 на 25 апреля Хагана атаковала форт силами роты из 21-го батальона бригады Кармели (комроты Яаков Пундак) и подкреплений из соседних поселений; но попытка взорвать ворота не удалась; провалилась и попытка убедить иррегуляров, что они окружены превосходящими силами и сопротивление бесполезно. Когда бойцы Хаганы вторично приблизились к форту 14 мая в рамках операции Бен-Ами, то обнаружили его пустым. Интернет сообщает, что после 1948-го объект служил базой МАГАВа; примерно в 1967-м место жандармов занял контингент из друзский батальон АОИ (если я правильно помню, в 90-е там обитала друзская разведрота); в начале 2000-х объект передали подразделению разведки целей (ЯХМАМ). Наконец, с 2018-го в форте никто не живёт...

Collapse )
bukvoed

Икрит.



Сперва - контекст. 18 июля 1948-го года, в 19:00, на арабо-израильских фронтах наступило так называемое бессрочное "второе перемирие". На востоке (против Иордании) и на севере (против Сирии) масштабные боевые действия после этого не велись; юг мы уже обсуждали (см. 1,2); теперь есть повод заняться севером. Противником здесь выступала Арабская освободительная армия - добровольческое формирование под началом Фаузи Каукджи, организованное и спонсировавшееся Лигой арабских государств; и - больше формально, чем фактически - армия Ливана. Хотя АОА и была сильно бита между первым и вторым перемириями, она всё ещё удерживала большой кусок Галилеи. Вероятно, рано или поздно Израилю надоело бы мириться с таким раскладом; но внезапно сам Каукджи предоставил сионистам идеальный казус белли. 22 октября отряд АОА захватил израильскую позицию на горе Шейх Абед, на западной окраине "галилейского пальца". Попытка бригады Кармели быстро отбить позицию не удалась; жалоба в ООН также оказалась безуспешной.

Здесь, наверно, должно быть какое-нибудь глубокомысленное изречение - не то про силу и большую силу, не то про доброе слово и пистолет. Так или иначе, ночью с 28 на 29 октября АОИ приступила к операции Хирам (названной в честь библейского царя Тира). Четырём бригадам - Одед с запада, Голани с юга, 7-й с востока и Кармели с северо-востока - хватило 60 часов, чтобы анклав Арабской освободительной армии перестал существовать; Кармели даже зашла немного на ливанскую территорию, и вышла обратно только с заключением соглашения о перемирии в марте 1949-го.

В рамках данного поста релевантно то, что 31-го октября бригада Одед без боя заняла приграничную мелькитскую деревню Икрит. Несколько дней спустя жители деревни получили указание покинуть свои дома - ненадолго, недели на две, пока ситуация не устаканится. Календари шелестели; разрешение вернуться не поступало; жители Икрит дошли со своим делом до верховного суда; в июле 1951-го последний принял их сторону; армия не соглашалась; деревенские снова направились в суд... и пока эти самые суд да дело, 24 декабря 1951-го армия взорвала деревню, за исключением церкви св Марии. Почти семьдесят лет спустя функционирующая церковь по-прежнему одиноко стоит на вершине холма, а вокруг можно увидеть кое-какие остатки разрушенных домов.

Collapse )