Буквоед (bukvoed) wrote,
Буквоед
bukvoed

Category:
  • Mood:

Баниас.



В 200-м году до нашей эры армия Антиоха III из династии Селевкидов обратила в бегство силы Птолемеев. Победа позволила Селевкидам контролировать Иудею вплоть до самой хануки; ну а историки благодаря означенной битве разжились первым упоминанием топонима "Паниум", несомненно отсылающего к греческому богу Пану. Интересно, что за Паном числится способность вызывать в рядах противника панику. Но это так, к слову... С упадком Селевкидов интересующая нас территория вошла в состав Итуреи, одного из римских "вассальных" царств; а после смерти итурейского правителя Зинодора император Август передал его земли "нашему" Ироду. Государство Ирода, в свою очередь, было поделено между его сыновьями; бывшая Итурея досталась Филиппу; и в 3 году до нашей эры последний построил в Панее, у источников Иордана, Кесарею - сообщает Флавий. А поскольку это была не первая в наших краях Кейсария, то в историю она вошла как "Филиппова". Вполне возможно, что Филипп строил свою столицу не совсем на пустом месте; стопроцентно убедительный ответ на этот вопрос пока не дан. Здесь уместно упомянуть историю, поведанную нам Флавием - о чудесном открытии, что Иордан вытекает из озера Рам:

Предполагаемый источник Иордана — это Панион, который, впрочем, и сам питается невидимыми подземными притоками, из так называемой Фиалы. Последняя лежит по до­роге в Трахонею, в 120 стадий расстояния от Кесареи, невдалеке от дороги, вправо. По своей круглой форме этот бассейн по справедли­вости прозван Фиалой, ибо он имеет вид круга. Вода в нем всегда доходит до края, не понижаясь и не переливаясь. Тетрарх Филипп из Трахонеи впервые указал на эту местность, как на источник Иордана, остававшийся до него неизвестным. Он велел именно бросить в Фиалу мякину, которая показалась опять в Панионе, прежде считав­шемся началом реки.

Впоследствии, правда, какие-то зануды обратили внимание, что озеро Рам расположено ниже Баниаса. Вот и верь после этого в экспериментальный метод... В остальном 37-летнее правление Филиппа представляется достаточно скучным, чему вероятно были весьма рады его подданные. Филипп умер в 33-м году, и его земли ненадолго вошли в состав провинции Сирия, впрочем на правах отдельной административной единицы с правом распоряжаться своими доходами. Спустя четыре года только что ставший императором Калигула нашёл царству нового царя - свежеосвобождённого из тюрьмы племянника Филиппа Агриппу. С 44-го Баниас опять пребывал бесхозным, пока в 53-54 Клавдий не назначил правителем бывшего филиппова царства сына Агриппы, тоже Агриппу, который тоже разжился со временем дополнительными владениями.

При Агриппе II жить, безусловно стало интереснее - одни могли обсуждать переименование города в Неронию (61), другие - обмениваться слухами об очередном разводе Береники. Местный градоначальник, некто Варус, вроде плёл какие-то интриги, и в числе прочего задумал "избавиться" от евреев, но был разоблачён и освобождён от занимаемой должности. Однако наиболее масштабным событием стало, конечно, антиримское восстание 66-го года. В самом Баниасе-Неронии, впрочем, было тихо; город был большей частью языческим, да и местная довольно значительная еврейская община не проявила особого усердия. Римская армия дважды посещала город, но не карательных мер ради, а исключительно для отдыха. Вот, например:

Тит же выступил из Кесареи приморской и направился в Кесарею Филиппову, где он остановился на более продолжительное время и устраивал всякого рода зрелища, причем множество пленников нашло свою смерть, частью в борьбе с дикими животными, большей же частью во взаимной борьбе, к которой их принуждали. (C)

Агриппа умер примерно в 100-м году, успев "посотрудничать" с добрым десятком императоров; Баниас с окрестностями тут же снова включили в римскую Сирию, на сей раз перманентно. Следующие пару сот лет было скучно и относительно благополучно. Здесь снова уместно сделать лирическое отступление - на этот раз из Мидраш Раба - об императоре Диоклетиане:

Диоклетиан был свинопасом в окрестностях Тверии. Когда он ходил в школу, дети били его. Позже он стал императором, и пришёл и остановился в Паниасе, и отправил письма в Тверию перед наступлением субботы, с приказом "я повелеваю всем еврейским раввинам явиться ко мне утром в воскресенье". Он проинструктировал гонца не вручать письма до вечера пятницы. Когда р. Шмуэль бен Нахман шёл в баню, он увидел Рабби, стоящего перед академией с бледным лицом. На вопроспочему он так бледен он рассказал про письма императора. "Иди и мойся", сказал он, "Б-г совершит чудо для тебя"... На исходе субботы, после молитвы, он {некая сверхъестественная сила под названием Аргинитун} взял их и поставил у ворот Паниаса. Ему {императору} сообщили: они стоят за воротами. Тогда закройте ворота, приказал он. Тогда он {Аргинитун} взял их и поставил на городскую стену. Он {Диоклетиан} воскликнул - "пусть бани греют три дня, и тогда пусть они помоются и явятся предо мной". Бани грели три дня, но дух умерил жар, и они вошли, помылись и предстали перед ним. "Вы знаете, что ваш Б-г совершает чудеса для вас, поэтому вы оскорбляете императора", - сказал он. "Мы оскорбили свинопаса Диоклетиана", - ответили они, - "но императору Диоклетиану мы верные подданные".

В другом месте Мидраш Раба идентифицирует Баниас с ветхозаветным Даном. Эту ошибку повторяют многие источники, как еврейские, так и христианские. Или вот ещё про Диоклетиана, из Иерусалимского Талмуда:

Диоклетиан преследовал обитателей Паниаса. Они сказали "Мы уходим". Мудрый советник сказал ему: "Они не уйдут, а если уйдут, то вернутся. Если хочешь проверить, возьми оленей и отправь их в дальние края, и в конце концов они придут обратно". Он {Диоклетиан} взял оленей, покрыл их рога серебрм и отправил в Африку, и через тридцать лет они вернулись.

Являются ли вышеуказанные истории отражением каких-то особых заслуг Диоклетиана перед евреями и/или перед обитателями Баниаса, неясно. Но, во всяком случае, в конце третьего века империя входила в "чёрную полосу", налоги росли, и петиции в Рим из иных селений и в самом деле содержали "разбежимся нафик". Затем римская власть сменилась византийской, а чёрная полоса - новым периодом благополучия. Со временем в Баниас зачастили пилигримы, поскольку

Придя же в страны Кесарии Филипповой, Иисус спрашивал учеников Своих: за кого люди почитают Меня, Сына Человеческого? Они сказали: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков. Он говорит им: а вы за кого почитаете Меня? Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты — Христос, Сын Бога Живаго. Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах; и Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах. Тогда {Иисус} запретил ученикам Своим, чтобы никому не сказывали, что Он есть Иисус Христос (Мф 16:13)

Кроме того, существовала традиция, по которой местом преображения была не гора Тавор, а Хермон. Согласно другой традиции, женщина, исцелённая Иисусом от "кровотечения" (Лука 8:43), была родом из Баниаса. Одним словом, причин хоть отбавляй. Среди паломников был, к примеру, св. Савва. И однако информации о городе в записях паломников почти никакой...

В начале седьмого века персы ненадолго отбили у противника Палестину. А ведь рабби Йоси бен Кисма, живший в Баниасе за пять сотен лет до того, предупеждал, что наступит время, когда в Земле Израиля не останется ни одной пальмы, к которой не будет привязан персидский конь. Но это так, к слову. За персидским вторжением последовала короткая византийская "реставрация", а дальше были арабы. Мусульманский Баниас значительно съёжился по сравнению с лучшими временами, и целиком помещался теперь между ручьями Баниас и Саар (см. карту ниже); многие деревни в его окрестностях были заброшены. Когда и при каких обстоятельствах это произошло, неясно; по всей вероятности, новая чёрная полоса накрыла Баниас ещё при Византии, в немалой степени благодаря персидским и арабским набегам. С переездом в восьмом веке столицы халифата из соседнего Дамаска в далёкий Багдад стало, видимо, ещё хуже.

В конце девятого века Баниасу уделяет пару слов Якуби. Город, по его словам, служит столицей Голан, в провинции Дамаск; населён в основном "кайсами" из племени Бану Мурра, но есть и немного "яманов"; помимо обычного названия (теперь-то он и стал Баниасом, вследствие известных арабских проблем с буквой "п"), известен как "мадинат аль-аскат", т.е. "город племён".

В десятом веке Никифор Фока и Иоанн Цимисхий отодвинули границы Византийской Империи обратно на юг; помимо византийцев, за контроль над окружающими землями боролись багдадские Аббасиды, карматы с аравийского полуострова, и египетские Фатимиды. Парадоксальным образом, именно в этот период Баниас процветает. Вероятно, отчасти своими успехами город был обязан именно византийской "реконкисте", породившей потоки беженцев, многие из которых (согласно источникам) осели в Баниасе. Аль-Мукаддаси называет город более комфортабельным и процветающим, чем Дамаск; вот только местная вода, по его словам, действует как слабительное. В одиннадцатом веке в городе обнаруживается значительная еврейская община, возможно среди вышеупомянутых беженцев были и евреи. Местные евреи продолжили давнюю традицию путаницы с Даном; город они называли "крепостью Дан" (надо полагать, к тому времени в Баниасе появились какие-то укрепления). Между тем, на сцене появляются новые действующие лица - сельджуки (отобравшие в 1070-е наш объект у Фатимидов) и крестоносцы.

В начале 1100-го Боэмунд, князь Антиохийский, и Балдуин, граф Эдесский, направляясь из Иерусалима в свои владения, по всей вероятности проследовали в непосредственной близости от нашего объекта. Во всяком случае, сопровождавший Балдуина Фульхерий Шартрский сообщает, что мы прошли через Кейсарию Филиппову, называемую Панеас на сирийском языке. Но если франкское око и видело Баниас, то зубу ещё долго не везло. Между тем, в Дамаске процветал филиал секты исмаилитов-ассассинов, великих и ужасных, во главе с неким персом по имени Бахрам. Согласно Ибн аль-Каланиси, сей персонаж сдружился с визирем атабека Тогтекина. Атабек был озабочен расширением владений крестоносцев; годом раньше он не сумел предотвратить падение Тира; потенциальная же потеря Баниаса привела бы франков практически на порог Дамаска. И, мол, визирь убедил своего господина - никто не позаботится лучше о стратегической крепости, нежели ассассины. В ноябре 1125-го Бахрам принял объект и занялся его укреплением; а после попытался подчинить окрестных друзов, бедуинов итд, и в процессе сложил свою буйную голову. В феврале 1128-го Тогтекин умер. Его сыну, Тадж аль-Мулюку Бури, исмаилиты были не по душе. А тут ещё слух, что эти подозрительные сектанты собираются сдать Дамаск христианам. В общем, последовала расправа над визирем и резня с тысячами погибших. Ставший после Бахрама лидером ассассинов Баниаса Исмаил аль-Аджами, ошарашенный таким развитием событий, обратился к франкам, и в обмен на переселение в более спокойное место пообещал сдать им подведомственный город. Так и порешили. Получив Баниас, франки к ноябрю 1129-го собрали там большую армию и направились дальше, прямо в гости к Тадж аль-Мулюку. Но не сложилось - не то помешала размокропогодившаяся погода и внутренние разногласия, не то удачный контрудар противника (добыча составила, если верить ибн аль-Асиру, 10000 вьючных животных), не то ещё что. Армию распустили, а Баниас (который крестоносцы называли Белинас) отдали англичанину нормандского происхождения, по имени Ренье де Брюс.

Прежде чем навсегда покинуть этот пост, ассассины устроили в мае 1131-го покушение на Бури; атабек был ранен и на следующий год скончался. К власти пришёл его сын, Шамс аль-Мулюк Исмаил. В том же 1931-м на иерусалимский трон взошёл Фульк Анжуйский; у нового короля быстро возникли разногласия с некоторыми феодалами; де Брюс отправился на помощь сеньору; в Белинасе остался небольшой гарнизон. Исмаил воспользовался удобным случаем. В декабре 1132-го под стенами города появилась мусульманская армия и быстро устроила под эти стены подкоп. Гарнизон отступил в цитадель и вскоре сдался. Среди взятых сарацинами пленников оказалась жена Ренье. Два года спустя, в октябре 1134-го, стороны согласились на перемирие и возвращение пленных. Ренье получил обратно свою жену, но вскоре выяснил, что в плену она вел себя неподобающим образом, и отправил супругу в монастырь.

Губернатором Баниаса Исмаил назначил Ибрагима ибн Тургута. В 1137-м Тургут (проверив, откуда дует ветер) объявил о своей независимости от Дамаска и, напротив, зависимости от Зенги, атабека Мосула и Алеппо. Дамаском в то время фактически правил бывший мамлюк Тогтекина, Муин ад-Дин Унур. Небезосновательно опасаясь происков Зенги (который был не прочь добавить к Мосулу и Алеппо Дамаск), Унур обратился к франкам и предложил им за военную помощь Баниас и 20000 безантов впридачу. Весной 1140-го Фульк выступил на север. Зенги не решился дать бой и оставил окрестности Дамаска. Теперь можно было спокойно устранить предателя Тургута. 20 мая неожиданные союзники Унур и Фульк совместно осадили Баниас. Тургута они не застали: мятежный губернатор как раз отправился в рейд в окрестности Тира, из которого вернулся ногами вперёд. Тем не менее, гарнизон оказал сопротивление, но ниасилил и 12 июня сдал объект в обмен на свободу. Баниас снова оказался в руках западных варваров.

Siege-of-Banias-1140-late-13th-century-jw-1
(Осада Баниаса крестоносцами,манускрипт конца 13-го века)

Добрососедские отношения между Иерусалимом и Дамаском продолжались семь лет и рухнули вследствие мятежа другого вассала Унура. В 1147-м некий Алтунташ предложил франкам Босру. Последние, поколебавшись, приняли предложение, организовали экспедицию, но Унур успел раньше (к слову, в этой экспедиции участвовал герой давнего постинга Жан Готман). Затем, в рамках второго крестового похода, крестоносцы осадили Дамаск. Ввиду оказанного Унуром сопротивления, угрозы вмешательства сына Зенги Нур ад-Дина и собственных ляпов, кампания была свёрнута уже через несколько дней. Как только Нур ад-Дин стал представлять большую угрозу, чем христиане, отношения между крестоносцами и Унуром снова более-менее наладились. Однако после смерти старого мамлюка Нур ад-Дин таки прибрал к рукам Дамаск и вплотную занялся Баниасом.

Первую попытка имела место в апреле 1154-го и провалилась. пишет Вильсон, из-за внутренних разногласий в мусульманской армии. В 1156-м между сторонами было заключено двухлетнее перемирие. В феврале следующего года франки нарушили конвенцию, захватив принадлежавший подданным Нур ад-Дина скот. К тому времени Баниас перешёл во владение Онфруа Торонского. Когда запахло жареным, Онфруа передал город госпитальерам; но вскоре большой караван, направлявшийся в Баниас, был захвачен мусульманами, и госпитальеры передумали. В мае 1157-го Нур ад-Дин снова осадил Баниас. 21 мая мусульманам удалось захватить город, не то разрушив стены при помощи подкопа (версия Ибн аль-Каланиси), не то прорвавшись через ворота, вслед за отступавшими после неудачной вылазки защитниками (версия Вильгельма Тирского). Онфруа заперся в цитадели и попытался вести переговоры об открытии ворот в обмен на свободный проход куда-нибудь. Сарацины говорить отказались. В этот момент разведка доложила о приближении армии короля Балдуина, и Нур ад-Дин отступил. Решив что дело сделано, Бадуин повернул обратно, около брода Иакова попал в мусульманскую засаду и едва унёс ноги (менее везучий Готман попал в плен). Осада Баниаса возобновилась, но вскоре опять подоспела помощь, на этот раз из Антиохии и Триполи. В общем, обошлось. Последовала семилетняя передышка. В середине октября 1164 атабек появился у стен Баниаса в третий раз. Королевская армия, и Онфруа в её рядах, были заняты в Египте. Гарнизоном командовал некто Walter de Quesnoy (Готье де Кенуа ?). После падения Белинаса ходили слухи, что Готье был подкуплен; на чём основывались слухи неясно, особенно учитывая, что зачитники города сопротивлялись до 18 ноября. Атабек, похоже, был доволен как слон. Своему брату, потерявшему во время осады глаз, он якобы сказал: "если бы ты знал, какая награда ожидает тебя в раю, ты бы и второй глаз не пожалел". Ещё говорят, что увидев перед собой сына покойного Унура, Нур ад-Дин заявил: "для тебя эта победа должна быть в десять раз слаще, чем для других. Сегодня Аллах остудил кожу твоего отца среди адского пламени."

Франки под началом короля Амори пытались отбить Баниас в 1174-м, но сняли осаду в обмен на кучу денег, освобождение пленников и альянс против Саладина. Попытку повторил Балдуин IV в 1177-м, но и Балдуин тоже согласился принять дань. Мусульманский путешественник Ибн Джубаир рисует в 1185-м году пасторальную картину: земли в долине между Баниасом и франкским замком Шатонеф поделены между христианами и мусульманами, те и другие мирно собирают урожаи и пасут скот... Через два года, как известно, крестоносцы были наголову разбиты на "рогах Гаттина", и весь урожай достался сарацинам. До следующего рейда в окрестности Баниаса дошло дело в 1217-м, и правитель Дамаска аль-Муаззам на всякий случай разрушил городские укрепления. С 1219-го Баниасом правил брат аль-Муаззама аль-Азиз Усман; ему-то мы и обязаны появлением на горе к востоку от города крепости Субейба ака Нимрод. В последний раз крестоносцы навестили объект в 1253-м и быстро удалились - штурм Субейбы им явно был не по плечу. Следующим европейцем, наверняка посетившим Баниас, был Зетцен в 1806-м; он, естественно, отметил местные древности; сам же населённый пункт охарактеризовал как "крохотную деревню с примерно двадцатью жалкими хижинами". Иные более поздние путешественники, впрочем, насчитали 50, 60 или даже более ста домов. Природа неизменно описывается как радующая глаз, а обитатели как страдающие от малярии. При дележе Османской Империи между Англией и Францией в начале 1920-х, Баниас со всеми Голанами отошёл французам, потом логичным образом достался Сирии, и оказался "под нашим контролем" в 1967-м. Тут и сказке конец, а кто дочитал - молодец...


(50 major cities of the Bible By John Charles Hugh Laughlin)

Юго-западная башня средневековой городской стены:







Под современным мостом - разрушенный сирийский:



Надвратная башня:















Они же на рубеже 19-20 веков:


(C)

В 1862 (Фрэнсис Бедфорд):



Юго-восточная башня:



Дальше вдоль стены:





Северо-восточная башня...



...она же - вся история Баниаса на одной картинке, от античных корешков до сирийских вершков. При турках строение служила домом местному шейху, куда он охотно пускал переночевать всех желающих и, если верить мемуарам ночевавших, скармливал их полчищу блох.











Античная Кардо, центральная улица города, тянувшаяся от моста через ручей Саар (там, где средневековте ворота) в направлении грота Пана. Её под прямым углом пересекала другая центральная улица, Декуманус, начинавшаяся у моста через ручей Хермон и проходившая к северу от дворца Агриппы (см. ниже). Путешественник, направлявшийся из Тира в Дамаск, надо полагать въезжал в Баниас по мосту через ручей Хермон, поворачивал направо и выезжал по мосту через Саар.







Цитадель:





С включёнными в неё античными постройками:





?



Вероятная синагога, впоследствии (по Вильсону) мечеть:











Предполагаемый дворец Агриппы II - внушительное здание более 100 метров в длину, построенное из больших каменных блоков без использования раствора. Некоторыми чертами здание напоминает крепость; мало ли что может случиться в интересные времена... В дальнейшем, похоже, дворец переоборудовали в бани.











Другие наверняка существовавшие в городе структуры, как то амфитеатр, рыночную площадь итд, найти пока не удалось. Зато в наличии руины жилых домов к западу, востоку и югу от центра города, а также всякие системы водоснабжения, в том числе остатки акведука, проводившего в западные кварталы воду с горы Хермон (совсем обленились, нет бы к речке с ведром пройтись). Раскопками акведука занимался Моше Харталь в 1992-4. Система представляла собой крытый канал с распределительными резервуарами, от которого к отдельным домам вели керамические трубы. Конические металлические трубки регулировали количество воды, доступное каждому потребителю; вероятно, более широкая воронка стоила домовладельцу дороже. Харталь даже полагает, что нашёл одно "несанкционированное" подключение к водопроводу.

Византийская церковь:

















Колонна и ящерица:



Мечеть:



Она же лет сто назад:


(C)

Заброшенная маронитская церковь:



Она же в 1967-м:



Продолжение следует...

Фотографии: в picasa web albums

ГугльМэп местности.

Ссылки:
Caesarea Philippi: Banias, the lost city of Pan By John Francis Wilson
50 major cities of the Bible By John Charles Hugh Laughlin
The Isma'ilis and the Crusaders: History and Myth By Farhad Daftary (from The Crusades and the military orders)
Damascus: a history By Ross Burns
The chronicle of Ibn al-Athīr
Biblewalks.com
Crusading warfare, 1097-1193 R. C. Smai
Отчёт ЖЖ-юзера tozhe_kot: 1, 2
Tags: крепости, мечети, синагоги, фотоотчёты, церкви и монастыри
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments