May 18th, 2007

bukvoed

Арсуф.



Стыдно признаться, но о существовании буквально в минутах не слишком быстрой езды в северном направлении от промзоны Герцлии Питуах (где бывал пять раз в неделю на протяжении почти восьми лет) всамделишной средневековой крепости я узнал только после "переезда", пробегая по диагонали оспреевскую книжку.

Город был, видимо, основан финикийцами примерно в шестом веке до н.э. и назван по имени бога Решефа. При греках, отождествлявших Решефа с Аполлоном, был переименован в Аполлонию. Упоминается Флавием в списке мест, находившихся "под нашим контролем" к концу правления Александра Яная (иудейские древности 13). Так или иначе, довольно быстро вместе со всем хасмонейским царством Аполлония была прибрана к рукам римлянами; Флавий (иудейская война 8) вносит её в список городов, "снова населённых" по приказу Габиния. Римская дорожная карта, известная как Пейтингерова таблица, отмечает объект в 22 милях к югу от Кейсарии. Наибольшего расцвета город достиг в византийский период, под новым названием Созуса (которое тоже связывают с Аполлоном, иногда именовавшимся Аполлон Сотер, т.е. "спаситель"; ещё Клермон-Ганно заметил, что некоторые другие Аполлонии было переименованы подобным образом); его площадь достигала 280 дунамов. В начале седьмого века город захватили персы, а в середине - арабы. Новые хозяева называют город Арсуф, предположительно восстановив оригинальный семитский топоним (реконструируемый как "Аршоф"). Арабы же впервые обнесли город стеной (весьма предусмотрительный шаг). Аль-Мукаддаси (10 век) упоминает Арсуф как значительный и хорошо укреплённый город, размером меньше Яффы.

Стена пригодилась в 1099-м, когда первую попытку взять Арсуф сделали крестоносцы в главе с Готфридом Бульонским. Поначалу местные вроде бы согласились платить Готфриду дань и стороны обменялись заложниками; в Арсуфе остался рыцарь по имени Жерар д'Авен. Потом выплаты не состоялись, а мусульманские заложники сбежали. Готфрид рассердился и 15 октября осадил город. Защитники, естественно, вспомнили о Жераре и выволокли беднягу на стену, под франкские стрелы; на что Готфрид заявил, что не пожалел бы и родного брата. Это, однако, был не единственный аргумент осаждённых; как констатировал Вильгельм Тирский, горожане были сильны, храбры и хорошо снабжались по морю; а флота, чтобы их блокировать, под рукой не оказалось. Две осадные башни, построенные крестоносцами, были уничтожены. Наконец, 15 декабря Готфрид снял осаду; но поручил отряду из 100 рыцарей и 200 пехотинцев, базировавшемуся в Рамле, проводить беспокоящие рейды. В марте 1100-го горожане получил подкрепление из Египта; видимо, решились контратаковать, но их отряд из 300 человек был разбит. 25-го числа в Иерусалим прибыло посольство с согласием заплатить; Готфрид пожаловал эти деньги Роберту из Апулии. А ещё несколько дней спустя в столице появился Жерар д'Авен, отпущенный в качестве жеста доброй воли. По такому случаю Готфрид назначил бедного рыцаря лордом Хеврона; потом белая полоса снова сменилась чёрной, и в 1102-м Жерар не вернулся из второй битвы при Рамле.

В 1101-м Балдуин I при поддержке генуэзского флота осадил объект в третий раз, и 29 апреля у него наконец получилось - город сдался, жители эвакуировались в Аскалон. Следуя традиции, франки переврали Арсуф в Арсур. В 1163 город упоминается как центр феодального владения, принадлежащего некоему Иоанну. После Гаттина, в августе 1187-го, город ненадолго вернулся под арабский контроль; укрепления были разрушены, население отправилось в Бейрут. В сентябре 1191-го в состоявшемся неподалёку сражении Ричард нанёс поражение Саладину, и пустой Арсуф/Арсур был повторно занят крестоносцами. В 1207 Жан д'Ибелин добавил Арсур к своим владениям путём брака с наследницей фьефа Мелисендой. Вилбранд из Олденбурга в 1212-м и Титмар в 1217-м описывают город как разрушенный и полупустой. Следующий Жан, унаследовавший Арсур в 1236-м; видимо уделял ему большее внимание, и в частности построил замок в северной части города (предположительно на месте более ранних укреплений). В 1261-м сын Жана-младшего Балиан (не путать с родственниками-тёзками) не то продал объект госпитальерам, не то сдал в аренду. Госпитальеры, естественно, тоже занялись укреплением города, чем вызвали неудовольствие мамлюкского султана Бейбарса; в 1263-м в письме великому магистру Гуго Ревелю султан утверждал, что сие есть нарушение соглашения. Впрочем, примерно в то же время Бейбарс принял послов из Яффы и Арсура, получил от них подарки и уверил в своём миролюбии.

В конце 1264-го, пишет Амитай, до Египта дошёл сигнал, что значительные монгольские силы двигаются к крепости Бира на Евфрате. Бейбарс немедленно выслал на север передовые отряды; 27-го января он вышел из Каира с главными силами, и 13 дней спустя достиг Газы. 15 февраля поступил апдейт - монголы уже никуда не идут. Теперь султан мог бы распускать армию на летние квартиры... но зачем, если прямо под рукой есть другой противник ? К тому же вроде была некая информация, что это некие франки подсказали монголам, когда лучше напасть; и уж вполне вероятно, что мамлюки воспринимали христиан как потенциальных союзников монголов в последующих разборках. Бейбарс начал с охотничей - и, вероятно, разведывательной - экспедиции в окрестностях Арсуфа; потом расположился в лагере около реки Яркон, где приказал мастерить осадные машины и лестницы; сделали, мол, четыре большие машины и много маленьких; неназванные крепости получили указание прислать ещё машины, а также опытных каменщиков и прочих мастеров. 27 февраля мамлюки появились около Кейсарии и немедленно приступили к штурму; 5 марта Кейсария сдалась. Тем временем, прибыло осадное оборудование из Субейбы. 19-го Бейбарс оставил Кейсарию и два дня спустя подступил к Арсуру. Город защищали (подсказывает Таль) примерно 2000 солдат, в том числе 270 братьев ордена; число осаждавших неизвестно, по всей видимости в разы больше. Среди прочих мер крестоносцы подпёрли городские стены землёй, наваленной с их внутренней стороны.

Странно, но похоже, что мамлюки попытались сразу заняться замком, проигнорировав окружавшие его городские стены. Согласно биографу султана Мухи ад-Дину Ибн Абд аз-Захиру, они выкопали два туннеля, соединявших городской ров со рвом замка и начали возводить в последнем некие инженерные сооружения; однако госпитальеры подкопались под вражеские сооружения и сожгли их. После этого осаждающие всё же переключились на внешние стены; судя по описанию, они на некотором расстоянии от рва они прокопали глубокую траншею, и соединили её со рвом несколькими туннелями. Работы, естественно, проводились под прикрытием различных камнемётов (в том числе с мускульным приводом, и его величество, мол, лично дёргало за верёвочки) и стреломётов (один, сконструированный монгольским перебежчиком по имени Геремюн Ага, давал залп из семи снарядов). Археологи собрали 1243 наконечников стрел и целых 2748 каменных снарядов; самый большой весил 78 кг, основная масса 16-35 кг. 26 апреля город был взят штурмом. Замок продолжал сопротивляться ещё три дня; 29-го часть внешних укреплений обрушилась, очевидно в результате подкопа или продолжавшегося камнеметания. Уцелевшие защитники согласились сложить оружие в обмен на гарантии безопасности. Бейбарс, однако, наивных франков "кинул", привлёк к разрушению укреплений, а потом и вовсе продал в рабство; деревни в окрестностях Кейсарии и Арсура, общим числом 37, было пожалованы отличившимся офицерам. Согласно "мадрих исраэль а-хадаш", вероятно какое-то время на развалинах объекта оставался небольшой мамлюкский гарнизон; упоминаются монеты и керамика времён Бейбарса. Абу-ль-Фида в 1321-м нашёл город разрушенным и полностью заброшенным.

Часть уцелевшего за прошедшие семьсот с чем-то лет развалилось / сползла в море, но кое-что всё же дождалось археологов. Первые систематические раскопки имели место в 1950-м под руководством Имануэль Бен-Дора и Пнуэль Кахане, в связи со строительством поблизости фабрики Таас; в 1962-м и 1976-м копали прямо на территории фабрики (зона K). С 1977-го по 2004-й семнадцать сезонов провёл Исраэль Ролл; проект первоначально относился к Управлению Древностей, но с 1982-го перешёл под крыло Тель-Авивского Университета. Затем раскопки продолжались под началом Орена Таля; в 2014-м проект отметил 23-й сезон. С 2001-го объект является национальным парком.

Несколько южнее развалин Арсуфа можно обнаружить мандатный пост береговой охраны и мечеть Сидна Али; о них в другой раз.

Collapse )

Crossposted to tourism_israel.
Crossposted to zamki_mira.