April 16th, 2010

bukvoed

Бейт Гуврин.



Как-то раз, рассказывает нам Флавий, Веспасиан проснувшись в воинственном настроении "взял две деревни в сердце Идумеи - Бетарис и Кефартобус, где свыше десяти тысяч жителей уничтожил, больше тысячи забрал в плен, остальную массу разогнал и оставил на месте значительную часть войска, которое опустошало всю горную страну кругом" (Иудейская Война, книга 4, глава 8). Бытует мнение, что под названием Бетарис (в некоторых вариантах - Бетабрис) - Флавий первым успел вывести Бейт Гуврин. В противном случае приоритет принадлежит Птолемею, в начале второго века упомянувшему место под названием Бетогабра. Похожий топоним можно обнаружить в Пейтингеровых таблицах (Бетогабри). И в самом деле - отличное название. "Дом мужиков" - это звучит гордо ! Но императору Септимию Северу это гордое название чем-то не приглянулось, и году в 200 он предложил другой вариант - Элевтерополь, "город свободных". Монаршее предложение, как водится, приняли единогласно, тем более что пакет включал налоговые послабления и другие привилегии. Занятно, что мидраш Берешит Раба пользуется иностранным топонимом для идентификации Бейт Гуврина с местом проживания хореев из Берешит 14:6 (и хореев в их Сеирских горах, тянущихся до Эйль-Парана, который в пустыне). Мол, "хореи" можно понять как "свободные", где же им ещё жить, как не в "городе свободных" ?

Дела пошли в гору. Последующие века город процветал, чеканил собственные монеты, обзавёлся собственным епископом (первый известный епископ, Макрин, ездил на Никейский собор; но народная молва сочла 4-й век недостаточно древним и назначила первым епископом ещё-не-Элевтерополя Иисуса-Иуста, одного из семидесяти апостолов). И, разумеется, продолжал отмечаться во всяких источниках, от мозаики в Медве и византийских административных документов до путевых заметок пилигрима 6 века из Пьяченцы, настаивавшего, что именно здесь Самсон побил кучу супостатов ослиной челюстью. Подчинённая городу территория простиралась до Мёртвого моря; где-то в южной части этой территории в конце 4 века ещё существовали еврейские поселения. В самом городе также была еврейская община, в числе прочих - the tanna Judah b. Jacob (Tosef., Oho. 18:15, 16) and the amora Jonathan (TJ, Meg. 1:11, 71b).

Аль-Баладури включил город в список мест, завоёванных мусульманами под началом Амра ибн аль-Аса; впоследствии отставной военачальник поселился где-то неподалёку. Мусульмане вернули семитский топоним Бейт Джибрин (или Бейт Джубрин или в крайнем случае Бейт Джибриль). В 796 город попал под раздачу по случаю местных разборок, о чём нам сообщает Стефан из Мар Сабы. Бейт Джибрин "is a city partly in the hill country, partly in the plain. ... there are here marble quarries. The district sends its produce to the capital (Ar Ramlah). It is an emporium for the neighbouring country, and a land of riches and plenty, possessing fine domains. The population, however, is now on the decrease and impotence has possession of many of its men" констатирует в 10 веке аль Мукаддаси.

Impotence (в другом варианте перевода effeminacy) - страшная штука; к тому времени как в окрестностях появились крестоносцы, население сократилось до абсолютного нуля (так, во всяком случае, сказано у Шарона - "they found Bayt Jubrin deserted"). Поглазев на развалины и почесав в затылках, франки принялись наводить справки, куда они попали. И получив среди прочих ответ "ас-Саб", идентифицировали Бейт Гуврин (скорректированный в Bethgebrin, Bethgibelin, Gybelin и даже Ybelin Hospitalariorum) заодно и библейской Беер-Шевой (Bersabea). Шарон замечает, что западные варвары могли быть не совсем неправы, мол какие-то из библейских упоминаний Беер-Шевы могли относиться и к этим местам.

К началу 30-х король Фульк решил, что настало время взять под контроль перекрёсток, где сходились дороги в Иерусалим, Хеврон, Лод и главное - фатимидский Ашкелон, откуда время от времени наезжали непрошеные гости. Примерно в 1134 в северо-западной части бывшего города построили замок, который в 1136 передали ордену госпитальеров вместе с (добавляет Хох) десятью близлежащими деревнями. Вскоре перечень крепостей на ашкелонском направлении пополнился Ибелином, Бланшгардом и Газой. Наконец, в 1153 Ашкелон всё это ниасилил. Последнее обстоятельство делало окрестности менее опасными (впрочем, Бетгибелин подвергся нападению в 1158) и к 1160 где-то рядом с госпитальерским замком возникло "гражданское" франкское поселение, о котором мы узнаём из хартии великого магистра Раймона де Пюи. Каждый поселенец (в 1160-е, по Боасу, таковых было 32 семьи, одни местные, другие свежие иммигранты из Европы) получил две карруки земли (т.е., по Боасу, 6-8 га, а вот Надер приводит самые разные оценки размера карруки, вплоть до 35 га). Году в 1169-71 заехал ненадолго по дороге из Хеврона в Латрун Вениамин Тудельский: "It is five parasangs hence to Beit Jaberim, the ancient Mareshah, where there are but three Jewish inhabitants".

Госпитальеры распоряжались в Бетгибелине до 1187; затем сарацины, видимо, привели замок в негодность. В июне 1192 армия Ричарда разбивала где-то здесь лагерь, но дальше в сторону Иерусалима крестоносцы не пошли и отступили к Ашкелону. Яффское соглашение оставило объект в руках Саладина. В результате крестового похода Ричарда Корнуолльского (1240), франки дипломатическим путём вернули значительные территории, включавшие и Бетгибелин; но уже в 1244, после поражения при Форбии, объект был окончательно потерян. В соглашении от 1283 Бейт Джибрин числится мамлюкским владением. Османские турки переняли эстафету в 1516. Согласно надписи от 1551 и паре документов от 1552, примерно в это время турки отремонтировали замок, и последний возобновил свою службу по охране дороги от "коварных и мятежных бедуинов".

Collapse )

Crossposted to tourism_israel.