August 26th, 2011

bukvoed

Рамла - Белая мечеть.



Захватив в середине седьмого века византийскую Палестину, мусульмане огляделись и благоразумно решили строительством городов не заниматься, тем более что существующих было предостаточно. Но поскольку плохо то правило из которого нет исключения, в начале следующего столетия правитель Палестины Сулейман ибн Абд аль-Малик нашёл-таки свободное место - чуть южнее византийского Диосполя, нам известного как Лод - и основал там новую столицу. В 715 Сулейман ушёл на повышение, в халифы, а ещё через два года умер (вредная работа... мало кто из монархов доживает до пенсии...). Однако проект Сулеймана, получивший имя Рамла (вероятно от арабского слова, означающего "песок") продолжал расти и развиваться при последующх омейядских и аббасидских халифах, а соседний Лод при этом потихоньку хирел.

Описывая Рамлу образца примерно 985 года, аль-Мукадаси не жалеет похвал, правда и отдельные недостатки находит - снега мол нет, а в банях деньги требуют:

Это прекрасный город, хорошо построенный; его вода хороша, его фрукты обильны. Он расположен среди красивых деревень и беличественных городов, близко к святым местам. Коммерция здесь процветает, и рынки великолепны. Во всём исламском мире нет более прекрасной мечети. В городе есть великолепные гостиницы и приятные бани, деликатесы и пряности, просторные дома, прекрасные мечети и широкие дороги... Он расположен на равнине, недалеко и от моря, и от гор. Здесь растут фиги и пальмы; поля не нуждаются в орошении, они плодородны от природы. С другой стороны, зимой это место тонет в грязи, а летом здесь пыльно, сухо, нет воды и зелени; и здесь никогда не выпадает снег. Колодцы глубоки и солоны, а дождевая вода хранится в закрытых резервуарах, поэтому бедные и чужаки страдают от жажды. В банях нужно платить, прежде чем служители повернут водяные колёса. Город занимает квадратную милю, дома построены из хорошо обработанных камней. Среди ворот самые известные - ворота солдатского колодца, ворота мечети Аннаба, иерусалимские, ворота Била'а, лодские, яффские, египетские и даджунские.

В другом месте автор замечает, что будь в Рамле проточная вода, город был бы прекраснейшим во всём исламском мире, не больше не меньше. Следует заметить, что автор немного опоздал - в восьмом-девятом веках проточная вода в Рамле таки была...

Между тем, в те годы белая полоса в истории Рамлы уже сменялась чёрной. Собственно, чёрная полоса наступала для всего халифата, постепенно разваливавшегося на части. В 969 Палестину прибрали к рукам Фатимиды, но это было только начало. Всяческие разборки шли с тех пор практически без перерыва. В частности, в 971 Рамле досталось от карматов, а в 979 от бедуинов из племени Бану Тай. Одиннадцатый век оказался не лучше. В 1033 землетрясение разрушило треть города; следующее, в 1068, пощадило только два дома и убило пятнадцать тысяч человек. В 1170-е Фатимидов изгнали сельджуки; двадцать лет спустя сельджукская империя, в свою очередь, начала рассыпаться, а Фатимиды - заново осваивать Палестину. И если жизнь всё ещё казалась кому-то недостаточно интересной, завершился век появлением западных варваров. Прослышав о последних, жители Рамлы решили, что с них довольно, и и бежали в Аскалон. 3 июня 1099 года крестоносцы заняли опустевший город. По состоянию на 1099 год, если верить Вильгельму Тирскому, какие-то городские стены у Рамлы имелись, пусть даже без рва; но крестоносцы не стали приводить их в порядок, а ограничились возведением небольшой цитадели. В 1102 гарнизон состоял из пятнадцати рыцарей. Рамла сперва относилась к королевским владениям, затем к яффской сеньории. В 1134 город стал центром феодального владения, во главе с Балдуином, бывшим местным кастеляном. А потом перешёл к Барисану Ибелину, женившемуся на дочери Балдуина.

Но вернёмся к началу двенадцатого века. Ошалевшие поначалу Фатимиды вскоре пришли в себя. И поскольку в Рамле сходились дороги на Иерусалим, Яффу и Аскалон, город с завидным постоянством оказывался на пути египетских армий. В 1101 и 1105 христиане одолели мусульман. 17 мая 1102 поле боя осталось за последними; король Балдуин скрылся в цитадели Рамлы. На следующий же день египтяне взяли цитадель, но (сообщает Альберт Аахенский) Балдуин успел под покровом ночи перебраться в Арсур, а оттуда, на корабле некоего "Godericus pirata de regno Anglia" в Яффо. К нему присоединились подкрепления из Галилеи и прибывшие морем паломники. 27 мая Балдуин снова дал бой неверным и на сей раз победил. Упомянутыми битвами список столкновений на южном фронте не исчерпывается; случалось противникам встречться и под Явне, и у стен Аскалона, и КПД египетских армий был не слишком высок. Со временем от полномасштабных вторжений Фатимиды перешли к набегам силами аскалонского гарнизона, а там пал и этот их последний форпост в Палестине (1153). В 1177 у Саладина были вроде бы прекрасные шансы, но Балдуин - на сей раз четвёртый - застал египтян врасплох при Монжисаре, опять-таки недалеко от Рамлы; город пограбить сарацины всё же успели.

Как известно, десять лет спустя султан взял реванш на севере, и добыл в качестве трофея практически всё королевство, включая Рамлу. Дальше был третий крестовый поход; дела у Саладина шли средненько и в 1191 он разрушил франкскую цитадель Рамлы, с очевидной целью предотвратить повторное использование крестоносцами. Завершившее поход яффское соглашение (1192) предусматривало раздел Рамлы между христианами и мусульманами. Так или иначе, источники начала тринадцатого века (Вильбранд из Олденбурга, Якут) сходятся на том, что город не оправился от выпавшего на его долю. В 1229 египетский султан аль-Камиль уступил Рамлу Фридриху, а в 1266 Бейбарс забрал обратно.

Возвращение мусульманской власти, однако, не повлекло за собой восстановление статуса столицы провинции. Кроме того, разрушение Яффо и упадок Иерусалима превратили Рамлу из возможно важнейшего в Палестине перекрёстка в одну из многочисленных остановок на пути из Египта в Сирию. Что тоже не так уж плохо, но... Источники пятнадцатого века изображают ситуацию следующим образом. Пьетро Касола пишет, что имелись городские стены, но атаку бы они не выдержали; франацисканец Франциско Суриано отмечает, что дома в Рамле строились из глины и соломы; Муджир ад-Дин жалуется:

От города осталась даже не треть, даже не четверть. Несколько новых мечетей и минаретов были построены там со времени Абд аль-Малика аль-Насира Мухаммеда Калауна. Сейчас большая часть домов в руинах. Мечеть сейчас за городом и окружена кладбищами... От сооружений вокруг мечети осталась только четверть с северной стороны.

История османской Рамлы не была, видимо, насыщенной событиями. В девятнадцатом веке город начал потихоньку приходить в себя, и к сороковым годам двадцатого дорос до пятнадцати тысяч жителей (12000 мусульман, 3000 христиан). В 48-м, в ходе операции Дани, Рамла сдалась без боя. Иорданский Арабский Легион выделил для защиты Лада и Рамлы одну-единственную роту, да и ту быстро вывел. Главный легионер Глабб ссылался на недостаток сил, которых едва хватало на удержание более удобного фронта к востоку от упомянутых городов. Его подчинённый Абдалла Таль, как обычно, предлагает конспирологическое объяснение - британцы руками Глабба помогли сионистам, а иорданцы были не против, ибо считали Лод и Рамлу вотчиной муфтия, которого крепко не любили. Местные милиции тоже особого рвения не проявили.

Collapse )