July 30th, 2012

bukvoed

Тель Авив - Бейт Гиди.



Одной из форм боевых действий в "палестинскую межобщинную" были различные мелкие пакости, которые чинили друг другу арабы и евреи в городах/районах со смешанным населением. Хотя номинально арабская Яффа и еврейский Тель Авив были разными городами, их соседство оказалось достаточно близким для таких пакостей. Уже 30 ноября, пишет Моррис, в северной части Яффы обосновались снайперы, "работавшие" по Тель Авиву (по Талю, в декабре-апреле от огня снайперов в ТА погибли 170 человек; Нахмиас говорит о 1100 пострадавших). Следом начались погромы. Евреи не остались в долгу, ответив подрывами и поджогами домов. 7 декабря градоначальники Хейкаль и Роках вроде бы договорились о прекращении огня. 16 декабря делегация из южных кварталов Яффы пришла к аналогичному соглашению с Бат Ямом. Но потому ли, что муфтий продолжал нагнетать, или по какой-то другой причине, пакости продолжались. В частности, пишет Таль, с середины марта "арабские силы предпринимали атаки на всём протяжении линии Тель Авив - Яффа; Хагана тоже действовала в арабских кварталах".

До апреля 48-го особых перемен на фронтах не было. Затем (при обстоятельствах, которые я уже как-то пытался бегло обрисовать) Хагана перешла в наступление и быстро заняла два "смешанных" города - Тверию и Хайфу. Яффа неожиданно попала под удар следующей. Неожиданно - потому что в списке целей Хаганы эта была низкоприоритетной. Во-первых, город был неплохо укреплён; защищали эти укрепления, по Талю, 350-400 добровольцев из Югославии, 200 из Ирака, плюс "меньшее количество" местных. Во-вторых, по резолюции Яффа отходила к арабскому государству (что в принципе не исключало, но сначала всё же предполагалось освоить своё). В-третьих, Яффа находилась в глубине еврейской территории, то бишь - никуда она не денется, сдастся рано или поздно, рассудили в Хагане, особенно если занять соседние арабские деревни...

Проверить последнее предположение помешали "ревизионисты" из Эцель. Поскольку покидающих Палестину англичан охота на Бегина и его последователей более не интересовала, организация вышла из подполья и трансформировалась в милицию. Правда, если Хагана насчитывала десятки тысяч, то Эцель - тысячи (а "дважды раскольники" из Лехи и того меньше). Тяжёлого вооружения тоже практически не было; разве что ухитрились стянуть у англичан пару трёхдюймовых миномётов и большое количество боеприпасов к ним. Уровень подготовки бойцов тоже, видимо, оставлял желать лучшего. Но внести свой вклад хотелось (возможно - в особенности после успехов Хаганы), а Яффа была "престижным" объектом, удобно расположенным неподалёку от баз Эцель.

Итак, 24-го апреля 48-го порядка 600 бойцов под началом Бегина в качестве политического лидера и Амихая Паглина (ака Гиди) в качестве лидера военного, сосредоточились около школы Альянс в Неве Цедек (теперь Центр Сюзан Делаль). Оттуда следующим утром они выступили на штурм района Маншия, тянувшегося от старой Яффы на север вдоль берега. Паглин планировал атакуя вдоль улиц Барнет и Ешиват Воложин пробиться через южную часть Маншии к морю; а затем "схрумкать" столько, сколько получится. Два дня прошли в безуспешных попытках прорвать арабскую линию обороны. Бегин уже собирался отменить операцию, но подчинённые уговорили дать им ещё один день. Хитрый Паглин придумал хитрую хитрость - наступать проламываясь через дома; поперечные же улицы перегораживать баррикадами. Так, при помощи кувалд и мешков с песком, к утру 28-го апреля бойцы Эцель дошли до моря, а затем заняли отрезанные кварталы и вроде собирались продвигаться в направлении порта, но тут переполошились англичане.

Собственно, занервничали англичане раньше. Ситуация, в которой они находились последние месяцы, был несколько двусмысленной. По мере вывода войск возможностей разнимать арабов и евреев у них становилось всё меньше, да и особого желания встревать в "туземные разборки" уже не было. Но теоретически до середины мая они всё ещё отвечали за мир, дружбу и общественный порядок в Палестине. И вдруг, панимаишь, такая загогулина получается - евреи берут Хайфу, арабы обвиняют англичан в потакании сионистам, репутация Британской Империи на Ближнем Востоке падает ниже плинтуса. Некоторые арабские лидеры грозятся, что вынуждены будут ввести войска в Палестину вот прямо сейчас, и что тогда - воевать ? Не воевать ? И так плохо, и этак... И тут "они уже здесь". В смысле - евреи уже в Яффе. И не просто евреи, а великий и ужасный Irgun, к которому и у англичан, и у арабов особые счёты.

По всей вероятности, небольшой английский гарнизон Яффы (по Бендману, человек 80 из полка Royal Irish Fusiliers, с броневиками, и около 40 британских полицейских) принимал участие в отражении атак Эцель уже с 25-го; впрочем не исключено, что они просто попали под обстрел и решили ответить. Затем британцы стянули подкрепления и 29-го при поддержке танков "Кромвель" и артиллерии сделали попытку выбить Эцель из Маншии; впрочем, попытку достаточно вялую - очевидно, офицеров "на местах" не слишком интересовала большая политика. Английские самолёты покружили над Тель Авивом и обстреляли позицию Хаганы в Бат Яме; флот тоже поплавал туда-сюда. Затем стороны приступили к переговорам при посредничестве Хаганы (представленной сыном Бен Гуриона Амосом). В конце концов постановили - Эцель передаст позиции в Маншии Хагане, а сам уберётся с глаз долой. Британцы, правда, требовали ещё предоставить им возможность держать гарнизон в здании полиции Маншии и патрулировать главную улицу района, но ревизионисты взорвали и полицию, и несколько домов вдоль означенной улицы, завалив её обломками. В итоге верховный комиссар Каннингем доложил королю Абдалле о спасении Яффы (британские дипломаты по всему Ближнему Востоку получили указание провести разъяснительную работу в том же духе); Эцель записал себе в актив захват Маншии и избавление Тель Авива от вражеских снайперов; Хагана в те же дни заняла деревни к юго-востоку от Яффы, перекрыв дорогу на Рамлу (но не удержала холм Тель ар-Риш ввиду успешной контратаки, исполненной только что прибывшим в город отрядом Арабской Освободительной Армии; впрочем, это уже другая история)... в общем, все остались довольны, кроме яффских арабов.

Отток жителей из Яффы начался был заметен уже в декабре. К началу апрельских боёв из 70-80 тысяч жителей город оставили порядка трети, в том числе большинство лидеров. Падение Маншии, сопутствовавший миномётный обстрел и потеря соседних деревень ускорили процесс. Наконец, 13 мая окружённый и почти обезлюдевший город (осталось тысячи четыре) - сдался Хагане.

Collapse )