July 26th, 2013

bukvoed

Слезайте, граждане, приехали, конец 2.


(Франк Шершель, Лайф)

Сирийская армия выросла из французских колониальных войск, и ее бронетанковые части были оснащены остатками французской матчасти. Сирийцы имели один батальон из приблизительно 45 легких танков R-35 и R-39, уцелевших из 63-го и 68-го батальонов вишистских французских сил, которые сражались с частями Содружества наций в ходе Сирийской кампании июня - июля 1941 года. Сирийцы также получили кое-какие остатки от более поздних частей Свободной Франции; они включали несколько транспортёров "Bren carrier" и бронемашин "Marmon-Herrington", несколько automitrailleuses Dodge типа "Bich", и нескольких других бронеавтомобилей французского производства. Во время войны 1948 года танковый батальон был разбит на соединения соответствующие ротам по 8-12 машин, которые придавались каждой пехотной бригаде. Имелось также небольшое количество самоходных орудий, смонтированных на импровизированных шасси, типа 65мм горных пушек на машинах "Chenillette Lorraine 38L", и 25мм противотанковых пушек на транспортёрах "Bren carrier".
(Залога - Бронетехника на Ближнем Востоке)

There were also about 20 armored cars in the {Syrian} army, dispersed among the units, and one tank company which consisted of about 15 Renault R-35 tanks (World War Two veterans).
(David Tal - War in Palestine 1948, Strategy and Diplomacy, p 161)

Первыми отправленными на ремонт {в Тель Литвински} танками были 3 сирийских танка Рено R-35, подбитые в бою за Дганию Алеф и Дганию Бет 20 мая 1948... Все 5 танков, атаковавших кибуцы, были подбиты огнём кибуцников и бойцов 12-го батальона Голани... Танк, поражённый бутылками с зажигательной смесью, загорелся и совершенно вышел из строя. Он по сей день стоит на месте боя в качестве мемориала. Танки, подбитые из гранатомётов ПИАТ, остались целыми. Один был отправлен на ремонт в мастерскую кибуца Мизра, но его сцепление сгорело, в результате он был погружен на тяжёлый дизельный грузовик и в таком виде принял участие в захвате полиции Ладжуна (Мегидо) 30 мая 1948. Остальные танки через несколько дней были отправлены в мастерскую в Тель Литвински. Один из них, получивший только незначительные повреждения, был сразу починен и стал первым исправным танком в распоряжении Хаганы. Другие два нуждались в длительном ремонте.
30 мая исправный танк вошёл в состав подкрепления, посланного из Тель Литвински на помощх роте Эцель... Рота, действовавшая в составе бригады Александрони, захватила в тот день крепость Антипатрус и насосную станцию, но вынуждена была отступить после контратаки иракской пехоты и бронетехники... К моменту прибытия подкрепления Рош а-Аин уже был захвачен иракцами, и отряд вернулся на базу. Из-за неопытности или технических проблем мотор танка испортился на въезде в Тель Литвински и вышел из строя на долгое время.

(Моше Гивати - В их руках закалялась сталь, стр 38)

Через несколько дней после сирийской атаки на Дгании стало известно, что на месте остался сирийский танк Рено R-35 с небольшой технической неисправностью. Ицхак Саде послал двух специалистов по использованию танков из командования Шемеш {"шерут мешурьяним", служба бронетехники в составе Хаганы}, Биатуса и Гарбульского, проверить танк и привезти его в Тель Литвински. При проверке танка выяснилось, что он исправен, за исключением сцепления, контролировавшего одну из гусениц. Было решено погрузить танк на грузовик и отвезти в кибуц Мизра, где была большая тракторная мастерская, и попробовать починить его. Механики из мастерской смогли починить сцепление, и поскольку бригада Гивати готовилась атаковать полицию Мегидо ночью 30-31 мая, было решено использовать танк, с экипажем из сотрудников Шемеш, для поддержки атаки. Когда танк грузили на грузовик для транспортировки к месту боя, сцепление снова сломалось, и возникло опасение, что танк не сможет принять участие в боевых действиях. Экипаж предложил использовать танк с грузовика, и так и поступили. Колонна бронетехники, включавшая танк на грузовике, трофейный бронеавтомобиль и несколько бронированных автобусов, продвигалась по шоссе из Афулы в сторону Мегидо, в то время как пехота бригады Голани атаковала полицию. Несколько иракских бронеавтомобилей, посланных из Дженина для помощи в обороне полиции, отступили после того как столкнулись с колонной и услышали выстрелы танковой пушки. После этого танк был перевезён в Тель Литвински.
(Амиад Брезнер - Ницаней ширьён, стр 120)

Ещё одна попытка использовать трофейный танк была предпринята, когда бригада Александрони собиралась атаковать Рош а-Аин ночью 10-11 июня. 82-му батальону, имевшвму за плечами только несколько дней подготовки, было поручено участвовать в бою. Колонна бронетехники, включавшая единственный исправный танк Рено и несколько бронеавтомобилей из 82-го батальона {очевидно, башенные БА White/GMC}, должна была поддерживать атаку. Танком управляли сотрудники батальонной мастерской, и он двигался своим ходом с базы Тель Литвински до Рош а-Аин. Атака была отменена, и танк своим ходом вернулся на базу. В результате двигатель танка испортился, и он вышел из строя на долгое время.
(Амиад Брезнер - Ницаней ширьён, стр 124)

...в период 1948-1952 гг. на вооружении {АОИ} состояли следующие типы танков:
2-3 "Рено R35" (трофейные сирийские; 5 таких танков подбиты и захвачены 20.05.48, в ходе боёв в районе киббуцов "Дгания Алеф" и "Дгания Бет")...

(http://waronline.org/IDF/Articles/armament/army/afv/idf-afv-review/tanks/)

P.S. К слову, упомянутые у Залоги самоходки мне не попадались; зато попадалась 75mm M1916 верхом на Lorraine 38L.

Collapse )