June 5th, 2015

bukvoed

Яд Мордехай.



Резолюция ООН о разделе Палестины и последующая "межобщинная война" в полный рост поставили перед руководством Египта извечный вопрос "что делать", и решение было принято не без некоторых колебаний. Во-первых, верхи всячески пытались избавиться от британского военного присутствия, и поход в Палестину был в этом плане контрпродуктивен (тут и риск испортить отношения со странами, которые иначе могли бы надавить на британцев; и риск предоставить британцам тот или иной рычаг для нажима на Египет; и вообще нефиг встревать в авантюры, когда есть более важные дела). Во-вторых, многие в верхах не были уверены в боеспособности своих вооружённых сил. Согласно Моррису, незадолго до вторжения военный министр Мухаммед Хайдар сообщил некоему журналисту, что "мы не рассматриваем вступление в официальную войну, мы не безумцы"; что, впрочем, не помешало тому же Хайдару несколько дней спустя отрапортовать, что египетская армия способна без посторонней помощи взять Тель-Авив за пятнацать дней. Так или иначе, король Фарук сказал "надо", народ встретил овациями, правительство взяло под козырёк и 9-го мая приняло решение о вторжении, несколько дней спустя утверждённое парламентом.

Практические приготовления, естествнно, начались раньше. Экспедиционные силы формировались с 26-го апреля в районе эль-Ариша; командовать назначили генерала Ахмеда Али аль-Муави и полковника Мухаммеда Нагиба (будущего лидера революции 52-го года). Силы изначально состояли из трёх регулярных пехотных батальонов (1-го, 6-го и 9-го); разведбата с 24-мя единицами бронетехники; артдивизиона с 24-мя 25-фунтовыми орудиями; батальона поддержки с 3-дюймовыми миномётами и пулемётами; небольших противотанковых и зенитных подразделений; там же, в эль-Арише, базировалось шесть истребителей, насколько я понимаю - Спитфайры IX. 15 мая первые из указанных подразделений пересекли границу уже-не-мандатной Палестины в направлении Газы. К первым числам июня подоспели ещё четыре батальона (2-й, 3-й, 4-й и 7-й; не то все резервные, не то 2-й всё же регулярный), некоторое количество лёгких танков и гаубиц (по всей видимости, 3.7-дюймовых). Сюда добавим неясное количество добровольцев из Мусульманских Братьев, просочившееся куда-не-следует ещё при британцах; 14-го апреля и 10-го мая они безуспешно атаковали Кфар Даром. Моррис добавляет, что с 6 мая по нашу сторону границы появились армейские "лёгкие силы" из ста с чем-то человек. После официального начала войны "братьев" и "лёгких" объединили под началом полковника Ахмеда Абд эль-Азиза; получившийся контингент направился через Беер-Шеву и Хеврон в сторону Иерусалима - не то по каким-либо чисто военным соображениям, не то чтобы быстро застолбить хевронское нагорье назло надменному Абдалле, не то (как утверждают злые языки) аль-Муави и эль-Азиз (кто бы мне объяснил, когда правильно "аль", а когда "эль" ?) на дух друг друга не переносили и решили действовать раздельно. Основные силы, между тем, продолжали двигаться вдоль берега курсом на Мадждаль и дальше. В конце концов египетская диспозиция приняла форму буквы Н, перекладина которой проходила вдоль дороги Мадждаль - Бейт Джибрин и связывала два египетских направления удара, заодно отделяя еврейские поселения в северо-западном Негеве от "большой земли". Но это уже забегание вперёд. Общая численность египетского контингента в Палестине к началу июня составляла около десяти тысяч.

Еврейские силы на пути египетской армии были представлены двумя бригадами - Негев (12-я) и Гивати (5-я). Бригада Негев накануне вторжения состояла из двух батальонов Пальмаха (2-го и 8-го) общей численностью примерно восемьсот штыков; практически все они были разбросаны повзводно по различным поселениям северо-западного Негева. 14-го мая был образован 7-й батальон, укомплектованный свежеприбывшими новыми репатриантами; ещё позже добавился 9-й. Из тяжёлого вооружения, по Лорху, имелись две 20-мм Испано-Суизы и небольшое количество миномётов, включая две Давидки; через несколько дней после египетского вторжения поступила батарея Наполеончиков. Дальше к северу начиналась зона ответственности бригады Гивати; эта последняя поначалу располагала четырьмя батальонами общей численностью 2500; в конце мая на помощь временно прислали один батальон из бригады Кирьяти; в начале июня добавился ещё один собственный батальон. К моменту вторжения часть бригады была занята на иерусалимском направлении, другая часть брала под контроль арабские деревни к северу от Газы (операция Барак). Обе бригады подчинялись непосредственно генштабу; попытки командования бригад наладить взаимодействие были поначалу эпизодическими. При таком раскладе продвигавшиеся на север силы аль-Муави поначалу не встречали на своём пути какие-либо линии обороны, и единственным видом боевых действий были инициированные египтянами атаки на еврейские поселения. Последние были в той или иной степени укреплены (окопы, колючка, мины), жители располагали некоторым количеством стрелкового оружия и иногда дополнены маленькими регулярными отрядами; могли наличествовать единичные экземпляры миномётов, пулемётов и противотанковых гранатомётов PIAT. Аль-Муави чаще всего ограничивался обстрелом поселений, реже предпринимал попытки штурма (Нирим и опять Кфар Даром), но особенно не упорствовал. Исключениями стали кибуцы Яд Мордехай и Негба; первому из них и посвящён этот пост, до второго, надеюсь, тоже доберусь когда-нибудь...

В 1936-м году две группы "поляков" из движения а-Шомер а-Цаир основали в районе Нетании кибуц Мицпе Ям. В 1943-м кибуцники перебрались на новое место к югу от Мадждаля, и на этот раз назвали поселение в честь Мордехая Анилевича, одного из руководителей восстания в варшавском гетто. Яд-Мордехай примыкал с запада к дороге Газа-Мадждаль; с декабря 47-го окрестные арабы устраивали на дороге засады, и кибуцники в свою очередь постреливали по арабскому транспорту. Но это были цветочки. С приближением египетской армии стало очевидно, что намечаются и ягодки. Ночью 18-19 мая под прикрытием отряда бронемашин Пальмаха детей и часть женщин эвакуировали в кибуц Рухама; заодно пальмахники установили на подходах к кибуцу полторы сотни мин и попытались взорвать дорожный мост (очевидно, один из фотоотчитанных здесь), но не преуспели. Остались 110 или чуть больше кибуцников и небольшое количество бойцов Пальмаха - согласно Википедии, в общей сложности 150 человек. В книге Ларкин приведён список имевшегося в кибуце оружия - PIAT с тремя гранатами, двухдюймовый миномёт с 50 минами, средний пулемёт Браунинг и 10 тысяч патронов к нему, лёгкий пулемёт Шпандау (насколько я понимаю, в наших краях так обычно называли MG42) с небольшим количеством патронов, 4 ПП (Стэны, Томпсон, МП40), 37 винтовок производства пяти или шести разных стран и 400 гранат; плюс оружие пальмахников, в том числе пулемёты Брен. Википедия утверждает, что вышеупомянутый Браунинг был трофейным - мол, в начале мая патруль Пальмаха застал врасплох арабских боевиков, обстреливавших кибуц. Укрепления представляли собой обычную комбинацию колючей проволоки, поспешно вырытых неглубоких траншей, и землянок "в тылу"; пронумерованные позиции 1-10 на схемах ниже - по сути окопы или углы траншеи. Метрах в 250 к югу от периметра был пилбокс (может, от британцев остался ?).

В отличие от других поселений, на сей раз аль-Муави пришёл к выводу, что неразумно оставлять такую занозу прямо на своей "дороге жизни". Утром 19-го египетская артиллерия и авиация начали "обрабатывать" Яд Мордехай. С девяти утра пехота атаковала пилбокс, и в полдень защитники оного отступили. Затем последовала неудачная попытка штурма собственно кибуца силами 1-го батальона. 20-го египтяне неоднократно повторяли, с тем же результатом. Пехоту поддерживали танки (Викерс Мк 6 ?) и пушечные бронеавтомобили (Хамбер ?), но видимо координация была никакой. По крайней мере однажды имела место попытка преодолеть колючку под прикрытием дымовой завесы, но тоже не сложилось. Ночью прибыло подкрепление в виде взвода Пальмаха. Следующие два дня египтяне ограничивались артобстрелом. 23-го мая они снова предприняли ряд попыток взять поселение при участии ещё одного батальона - 2-го. В ходе одной из атак танк прорвал заграждение в южной части кибуца, между позициями номер один и десять, а двигавшаяся следом пехота заняла позицию один. Однако никакой попытки развить успех не последовало, и в конце концов танк был повреждён связкой гранат и оставлен экипажем, а позже отбили и позицию. В темноте к осаждённому поселению пробился очередной отряд Пальмаха на бронемашинах, с приказом эвакуировать раненых; остальным следовало держать оборону дальше. Однако обсудив ситуацию - потери, усталость, подходящие к концу боеприпасы, вышедшие из строя Браунинг и миномёт, повреждённые укрепления итп - кибуцники пришли к выводу, что далее испытывать судьбу не стоит, и передали наверх, что если они не получат подкрепление, то вынуждены будут отступить. Около трёх стало известно, что подкреплений не будет. Посему, в четвёртом часу ночи защитники покинули кибуц пешком и к шести прибыли в Гвар Ам; за исключением троих пропавших без вести (впоследствии они были признаны погибшими), эвакуация прошла благополучно. Утром 24-го обстрел продолжился; наконец, днём египетская пехота вошла в пустой, практически полностью разрушенный Яд Мордехай. Позже король Фарук собственной персоной посетил первое захваченное израильское поселение и вроде бы сфотографировался на память (увы, фото не нашёл).

Израильские потери в боях за Яд Мордехай составили 26 погибших (18 членов кибуца и 8 пальмахников) и порядка 40 раненых; египтяне, по израильским прикидкам, потеряли 300, и ещё 100 в Нирим и Кфар Даром. Скорее всего эти оценки завышены, но вероятно потери были существенными, с соответствующим ударом по и так невеликой мотивации. Хотя сопротивление защитников кибуца не привело к полной пяти-с-лишним-дневной остановке колонны аль-Муави (передовые части обошли осаждённое поселение и 21-го мая подошли к Негбе), всё же оно дало Гивати ещё немного времени на подготовку. Полгода спустя, 5-го ноября, Яд Мордехай был отбит АОИ в результате операции Йоав.

Collapse )