September 27th, 2015

bukvoed

Избет Царта.



Сегодняшний объект - Избет Царта - расположен на самом краешке самарийских гор, в трёх километрах к востоку от Афека-Антипатриса. В 1976-8 здесь копали Моше Кохави и Исраэль Финкельштейн, и накопали деревню трёхтысячелетней давности, пережившую за свою недолгую историю три этапа.
- На первом, с рубежа 13/12 веков до нашей эры и до начала 11-го, населённый пункт представлял собой овальный двор площадью 2.2 дунама, окружённый казематной стеной (т.е. двойной, с помещениями внутри). Двор, видимо, служил сборным пунктом для скота, а комнаты в стене давали приют 40-50 жителям.
- Далее, в конце 11-го века, здесь в течение 10-20 лет существовало большее поселение, на 4 дунама и 80-100 человек населения. Стены более не было. В центре располагался большой "четырёхпространственный" дом (не знаю, как правильно перевести этот термин на великий и могучий), а вокруг дома поменьше и множество ям-зернохранилищ.
- Третий этап деревни пришёлся на середину 10-го века, продолжался тоже всего 10-20 лет, и представлял собой несколько перестроенный центральный дом плюс старые и новые зернохранилища.

Вписывая находки в исторический контекст, Финкельштейн напоминает нам о том, что в те времена былинные подножие самарийских гор служило границей между иудеями и филистимлянами. Собственно, в наши дни знаменитая "зелёная черта" тоже проходит неподалёку; но если теперь Израиль proper лежит к западу от черты, на прибрежной равнине, а освобождённые/оккупированные/контролируемые территории в горах к востоку, то тогда наоборот - дикие горные евреи из этой и других окрестных деревень в прямом смысле свысока смотрели на этнически чуждый равнинный Афек, зато филистимляне имели причины смотреть свысока в смысле переносном. По всей видимости, на протяжении 12-го века отношения между соседями были более-менее терпимыми, но затем обострение дружбы народов вынудило жителей оставить селение. Вероятно, это случилось ещё до битвы при Эбен-Эзер из книги Шмуэля, 4:1-11:

И выступили Исраэйльтяне против Пелиштимлян на войну, и расположились станом при Эвен-Аэйзэре, а Пелиштимляне расположились в Афэйке. И выстроились Пелиштимляне против Исраэйльтян, и разгорелся бой, и были разбиты Исраэйльтяне Пелиштимлянами, которые побили на поле боя около четырех тысяч человек. И пришел народ в стан; и сказали старейшины Исраэйлевы: за что сегодня поразил нас Г-сподь пред Пелиштимлянами? Возьмем же к себе из Шило ковчег завета Г-сподня, и войдет он в среду нашу, и спасет нас от руки врагов наших... И сразились Пелиштимляне, и поражены были Исраэйльтяне, и разбежались – каждый в шатры свои; и было поражение весьма великое, и пало из Исраэйльтян тридцать тысяч пеших. И ковчег Б-жий был захвачен...

Вскоре евреи взяли реванш (Шмуэль 7:10-12), и интересно, что в этой истории тоже фигурирует топоним Эвен-Эзер, хотя вторая битва вроде бы происходила намного восточнее первой:

И было, когда Шемуэйл возносил всесожжение, а Пелиштимляне пришли сразиться с Исраэйлем, в тот день возгремел Г-сподь громом великим над Пелиштимлянами и привел их в смятение, и были они разбиты Исраэйлем. И вышли Исраэйльтяне из Мицпы, и преследовали Пелиштимлян, и громили их до (места) под Бэйт-Каром. И взял Шемуэйл один камень, и поставил между Мицпою и Шейном, и назвал его Эвен-Аэйзэр (Камень помощи), и сказал: до этого места помогал нам Г-сподь.

Избет Царта осторожно идентифицируют с "первым" Эвен-Эзером - уж очень подходяще расположена деревня; но определённо сказать трудно. Так или иначе, колесо истории крутится, "наши" бьют "ихних", деревня возрождается, потом ихние бьют наших и жители снова уходят в более безопасные горы, но в итоге наши под началом Давида берут верх и выгоняют неприятеля из окрестностей Афека. Объект снова заселяют, но снова ненадолго; вероятно, полагает Финкельштейн, поселенцы просто двинулись дальше, на более плодородные свежезанятые земли. В восьмом веке до н.э. плотность населения возрастает достаточно, чтобы предгорье вновь заселили; но к тому времени старые деревни были уже совершенно забыты, и новички выбрали себе другие места; так что Избет Царта осталась незаселённой до наших дней.

В "Раскопанной Библии" того же автора находим ещё кусочек информации:
Подробный анализ раскопанных данных Баруха Розена, израильского специалиста по древнему сельскохозяйственному производству и питанию, предположил, что деревня (с приблизительным населением около ста человек), вероятно поддерживалась около восмистами гектарами прилегающих земель, четыреста пятьдесят из которых культивировали, а остальные использовались под пастбища. В условиях раннего железного века, те поля с помощью около сорока волов для пахоты за год могли произвести до пятидесяти трех тонн пшеницы и двадцать одну тонну ячменя. Кроме того, жители, по-видимому, содержали стадо размером около трехсот овец и коз. (Следует отметить, однако, что эта деревня была расположена в плодородной области предгорий. Большинство деревень в горах не были такими "богатыми".)

И ещё. В одном из зернохранилищ археологи нашли черепок с пятью строчками протоханаанейского письма. Последняя строчка из 22 букв представляет собой алфавит. Первые же четыре расшифровать до сих пор не удаётся; некоторые буквы, жалуются учёные, нацарапаны неразборчиво, отсутствуют предлоги итд. Есть мнение, что черепок - просто упражнение. Некоторые специалисты предложили всё же варианты реконструкции надписи; но насколько я понимаю,между этими реконструкциями крайне мало общего. Согласно одному из вариантов, текст посвящён вышеупомянутой "первой" битве при Эбен-Эзер:

1. Unto the field we came /, (unto) Aphek from Shiloh.
2. The Kittim took (it and) came to Azor, / (to) Dagon lord of Ashdod, (and to) Gath.
3. (It returned to) Kiriath-Jearim.
4. The companion of the footsoldiers, Hophni, came to tel/l the elders, "a horse has come (and) upon (it was my) brother for us to bury."


Collapse )