May 16th, 2016

bukvoed

Опять 75.



Как мы уже знаем, в начале 1950-х Шерман с 75-мм орудием стал основой танковых войск АОИ. Увы, его ценность как боевой единицы пикировала стремительным домкратом. Если в условиях нашего 48-го исправный Шерман был почти вундерваффе, то встреча с бронетехникой первого послевоенного поколения - как Центурион или Т-54 - оказалась бы для него крайне неприятной. 76-мм пушка была мощнее, но в Израиле отсутствовала до 1956-го года; к тому же и она не вполне удовлетворяла уже американских танкистов конца ВМВ. К счастью, относительно просторная башня и большой диаметр погона позволяли перевооружить Шерман чем-то ещё более внушительным; так, англичане в войну затолкали в башню 75-мм варианта свою 17-фунтовку и получившегося Файрфлая на всяких немецких зверей хватало; не исключено, что и израильскую военщину он бы на какое-то время устроил, но до наших палестин как-то не доехал (а вот до Ливана - да). Альтернативой, естественно, была покупка какого-нибудь более конкурентноспособного танка целиком, и чтоб большой партией, за приемлемые деньги и в приемлемые сроки. В итоге военщина пошла обоими путями - и новый хардвер понемногу прикупала, и старый не выбрасывала....

На почве общих проблем с арабами Израиль сблизился с Францией. В 1953-м израильская делегация отправилась изучать новый AMX-13. Это был лёгкий танк с экипажем из трёх человек, вооружённый чрезвычайно мощной для такой крохи 75-мм пушкой CN 75-50 (числа, вероятно, означают калибр и год модели) с автоматом заряжения. Забегая вперёд - мы этот AMX-13 таки купили; но параллельно возникла идея скрестить (ну, или смагендавидить) его пушку с Шерманом. Работы по установке CN 75-50 в башню Шермана велись во Франции в 1954-5; в конце 1955-го в Израиль прислали прототип башни. Как и англичане, за основу взяли башню американского 75-мм варианта. Орудие вынесли как можно дальше вперёд и сделали новую маску. За башней приварили большую железяку; она позволила отодвинуть подальше рацию и заодно выполняла функцию противовеса. Автомат заряжения, естественно, выкинули нафик (мы их до сих пор недолюбливаем). В марте 1956-го первый переоборудованный танк проходил испытания в 82-м батальоне 7-й бригады. В АОИ CN 75-50 переименовали в М-50, и соответственно танк получил название Шерман М-50; в иностранных источниках бытует название Супершерман (Mk 1 и Mk 2 для ранней и поздней конфигурации соответственно, см чуть ниже).

Первые 50 машин машин имели подвеску VVSS с сопутствующими узкими (16-дюймовыми) гусеницами и 400-сильный бензиновый двигатель Continental R-975 (как на американских Шерманах M4 и M4A1). С унификацией корпусов, похоже, особенно не заморачивались; на фотографиях видны и литые (М4А1), и смешанные (такие были у части M4), но чаще сварные (все остальные); иногда увеличенное расстояние между катками выдаёт M4A4 с его удлинённым корпусом. Иногда видим старую верхнюю лобовую деталь (с выступами под люки водителя и его помощника), реже новую (гладкую, но под меньшим углом наклона). Аналогично, нижняя лобовая деталь попадается как старая (из трёх частей, скреплённых болтами), так и новая (цельнолитая). Интересно, что на части машин вместо оригинального двухстворчатого командирского люка с перископом установлена командирская башенка от 76-мм варианта. В частности, на вернем фото - экс-M4 со смешанным корпусом, старой ВЛД, новой НЛД и командирской башенкой... По всей видимости, и установка двигателя Континетал в корпус M4A4, и башенка - наследие французской программы M4A4T. Масса танка выросла примерно на 2 тонны, и это негативно сказалось на проходимости (видимо поэтому на многих фотографиях на гусеницах видны расширители ака duckbiils) и удельной мощности. Последующие М-50 получили подвеску HVSS с 23-дюймовыми гусеницами и дизельный двигатель Cummins мощностью 460 л.с. В общей сложности в 1956-64 было произведено 300 М-50, но не исключено, что из этого числа следует вычесть 120 САУ с тем же названием.

Первые 25 машин приняли участие в Синайской кампании 1956-го года - по роте в составе 82-го батальона 7-й бригады (13 машин) и 277-го батальона 27-й бригады (12 машин). Позже М-50 применялись в битвах за воду 1964-65 годов. К Шестидневной войне М-50 уже было не то 173, не то 185. Не позднее 1972-го М-50 Континентал в армии не осталось, но некоторое количество М-50 Камминс воевало в ВСД. Повидимому, девайс был снят с вооружения на рубеже 70-х/80-х. Часть машин продали (так, несколько десятков М-50 уплыли в Чили, позже некоторые из них перевооружили ещё раз), часть передали христианским милициям в Ливане (пара штук, видимо захваченных у христиан, вроде отмечалась у ООП).

Collapse )