December 10th, 2019

bukvoed

Тель Изрeэль.



Изреэль (для неивритоязычных читателей на всякий случай замечу - корень первой половины топонима не тот, что в созвучном названии Исраэль/Израиль) значится в Иегошуа 19:18 как город на границе надела колена Иссахара. Согласно Шмуэль 1 25:43, царь Давид взял в жёны некую Ахиноам из Изреэля. В Мелахим 1 4:11 объект упоминается при описании административных единиц царства Соломона.

Дальше становится интереснее. После широко известного пиротехнического поединка с пророками Ваала пророк Элиягу показывает себя истинным многоборцем, опередив колесницу царя Ахава в забеге гора Кармель - Изреэль:

И ниспал огонь Г-сподень, и пожрал всесожжение и дрова, и камни, и прах; и воду, что была во рву, вылизал. И увидел весь народ, и пал на лицо свое; и сказали (люди): Г-сподь – Он Б-г, Г-сподь – Он Б-г. И сказал им Эйлийау: схватите пророков Бааловых: да не спасется ни один из них. И схватили их, и свел их Эйлийау к потоку Кишон, и зарезал их там И сказал Эйлийау Ахаву: взойди, ешь и пей, ибо слышен (будет) шум дождя. И поднялся Ахав есть и пить, а Эйлийау взошел на вершину Кармэля и склонился к земле, и положил лицо свое меж колен своих, И сказал он отроку своему: поднимись, прошу, взгляни в сторону моря. И поднялся тот, и взглянул, и сказал: ничего нет. И семь раз говорил он: иди опять. И было, на седьмой (раз) тот сказал: вот, небольшое облако, с ладонь человека, поднимается с моря. И сказал он: поднимись, скажи Ахаву: "запрягай и спускайся, чтобы не задержал тебя дождь". Между тем небо потемнело от туч и от ветра, и полил большой дождь. Ахав же сел в колесницу и поехал в Изреэль. И рука Г-сподня была на Эйлийау. Он опоясал чресла свои и бежал пред Ахавом до входа в Изреэль.
(Мелахим 1 18)

Несколько глав спустя имеет место другой известный эпизод с участием Ахава и Элиягу; женскую роль исполнила жена Ахава, сидонская принцесса Изевель; а во второстепенной мужской поневоле выступил Навот, владелец виноградника. Некоторые исследователи, правда, склонны считать, что виноградник находился не в Изреэле, а в Шомроне (ивритский текст несколько менее однозначен); вероятно потому, что дворец в Изреэле, в отличие от Шомрона, пока не обнаружен ? Иные даже пытаются показать, где именно в Шомроне-Себастии могла находить недвижимость Навота. Но в данном случае обратимся к традиционной интерпретации.

И было после этих событий: у Навота Изреэльтянина был виноградник в Изреэле, возле дворца Ахава, царя Шомеронского. И говорил Ахав с Навотом, сказав (ему): отдай мне свой виноградник, и будет он мне огородом, так как он близ дома моего; а я дам тебе вместо него виноградник лучше этого; если же угодно тебе, то дам тебе денег, – сколько он стоит. И сказал Навот Ахаву: сохрани меня Г-сподь, чтобы я отдал тебе наследство отцов моих!, И пришел Ахав домой печальный и встревоженный тем словом, которое говорил ему Навот Изреэльтянин, сказав: не отдам я тебе наследства отцов моих. И лег он на постель свою, и отворотил лицо свое, и не ел хлеба... И сказала ему Изэвэль, жена его: теперь (докажи), что ты властвуешь над Исраэйлем: встань, ешь хлеб и да будет весело сердце твое: я дам тебе виноградник Навота Изреэльтянина. И написала она письма от имени Ахава, и запечатала (их) его печатью, и послала (эти) письма старейшинам и знатным (людям), которые заседали с Навотом в его городе. И писала она в письмах так: объявите пост и посадите Навота во главе народа; И посадите против него, двух подлых людей, чтобы они свидетельствовали против него и сказали: "Ты проклинал Б-га и царя"; а (потом) выведите его и забросайте его камнями, чтобы он умер.
(Мелахим 1 21)

Закончилась эта история скверно для обеих сторон - Навота побили камнями, а Ахав за такое "правосудие" получил через Элиягу выговор с занесением. Ввиду глубокого и искреннего раскаяния подсудимого, оргвыводы в отношении династии были отложены до "дней сына его" Йорама. Привести их в исполнение выпало Иегу (в синодальном переводе Ииуй, а у "института раввина Кука" почему-то Йейу), сыну Йеошафата, сыну Нимши, из города Рамот Гил'ад; и миндальничать Иегу не стал.

И возвратился царь Йеорам, чтобы лечиться в Изреэле от ран, нанесенных ему Арамейцами, когда он воевал с Хазаэйлом, царем Арамейским. И сказал Йейу: если (со мною) душа ваша, то пусть никто не выскользнет из города, чтобы пойти подать весть в Изреэле. И отправился Йейу верхом в Изреэль, потому что там лежал Йорам; и Ахазйа, царь Йеудейский, пришел туда навестить Йорама... И выступил Йеорам, царь Исраэйльский, и Ахазйау, царь Йеудейский, каждый на колеснице своей. И выступили навстречу Йейу; и встретились с ним на поле Навота Изреэльтянина. И было, когда увидел Йеорам Йейу, то сказал: с миром ли, Йейу? И сказал он: какой мир при любодействе Изэвэли, матери твоей, и при множестве волхвований ее? И повернул Йеорам назад, и побежал, и сказал Ахазйау: измена, Ахазйа! А Йейу натянул лук рукою своею и поразил Йеорама между плеч его, и вышла стрела из сердца его; и пал он на колени в колеснице своей... И прибыл Йейу в Изреэль. Изэвэль же, услышав (об этом), насинила краской глаза свои и украсила голову свою, и глядела в окно. И когда Йейу вошел в ворота, она сказала: с миром ли, Зимри, убийца господина своего? И поднял он лицо свое к окну, и сказал: кто со мною, кто? И выглянули к нему двое-трое придворных. И сказал он: сбросьте ее. И сбросили они ее. И брызнула кровь ее на стену и на коней, и растоптали ее. И пришел он, и поел, и попил, и сказал: не забудьте об этой проклятой и похороните ее, так как она царская дочь. И пошли хоронить ее, но не нашли от нее ничего, кроме черепа, и ног, и кистей рук. И возвратились они, и рассказали ему. И сказал он: таково было слово Г-спода... на поле Изреэльском псы съедят тело Изэвэли... А у Ахава было семьдесят сыновей в Шомероне. И написал Йейу письма... если вы со мною и голосу моему повинуетесь, то возьмите головы сыновей господина вашего и приходите ко мне завтра в это время в Изреэль. А сыновей царских семьдесят человек; и они воспитываются у знатных людей города. И было, когда пришло к ним письмо, взяли они сыновей царя и зарезали (их) – семьдесят человек; и положили головы их в корзины, и послали к нему в Изреэль... И перебил Йейу всех оставшихся из дома Ахава в Изреэле, и всех вельмож его, и близких его, и жрецов его, так что не осталось от него остатка (ни одного уцелевшего)... И сказал Г-сподь Йейу: за то, что ты хорошо сделал то, что было праведно в очах Моих, выполнил над домом Ахава все, что (было) на сердце у Меня, сыновья твои до четвертого поколения будут сидеть на престоле Йсраэйлевом.
(Мелахим 2 9-10)

Своего рода эпилог содержит книга пророка Ошеа; только не спрашивайте, как взыскание "крови Изреэля" согласуется с только что процитированной похвалой:

Слово Г-сподне, которое было к Ошэйе, сыну Беэйри, во дни Уззийа, Йотама, Ахаза, Йехизкийа, царей Йеудеи, и во дни Йаровама, сына Йоаша, царя Йисраэйльского... иди, возьми себе жену-блудницу и детей блуда, ибо весьма блудодействует эта земля, отступая от Г-спода. И пошел он, и взял Гомэр, дочь Дивлайима; и зачала она и родила ему сына. И сказал ему Г-сподь: нареки ему имя Йизреэл, ибо еще немного и взыщу Я с дома Ейу кровь Йизреэла, и прекращу Я (существование) царства дома Йисраэйлева. И будет в тот день, сломаю Я лук Йисраэйля в долине Йизреэл.
(Ошеа 1)

Collapse )