?

Log in

No account? Create an account
Пещера злобного Буквоеда
November 1st, 2020 
bukvoed


Как скажет каждый краевед, античный Иерусалим был с трёх сторон ограничен и защищён глубокими долинами - с востока Кидроном, а с юга и запада долиной Бен Ином ака Геенна. Город возник возле слияния этих долин, где очень кстати оказался обильный круглогодичный источник Гихон, затем разросся на "западный холм" и после этого мог расширяться только на север. И опять же только с севера супостат мог более-менее беспрепятственно приблизиться к городским стенам. Состояние укреплений Иерусалима в период Великого Восстания нам описывает, естественно, Иосиф Флавий; по его словам, с этой стороны город был защищён тройной стеной. Заметим, что про три городские стены также рассказывают Тацит и Дион Кассий, но весьма лаконично. Итак, слишком длинная цитата из Иудейской войны 5 4:

Тройной стеной был обведен город, и только в тех местах, где находились недоступные обрывы, была одна стена... Из трех стен древнейшая была труднопобедима вследствие окружавших ее пропастей и возвышавшегося над последними холма, на котором она была построена; но ее природная мощь была зна­чительно возвеличена еще искусственно, так как Давид и Соломон, равно и последовавшие за ними цари, старались превзойти друг друга в укреплении этой твердыни. Начинаясь на севере у так называемой Гипи­ковой башни, она тянулась до Ксиста, примыкала затем к зданию Совета и оканчивалась у западной галереи храма. С другой стороны по направлению к западу она, начинаясь у того же пункта, шла к месту, называемому Бетсоном и простиралась до Ессенских ворот, возвраща­лась затем к югу от Силоамского источника, загибала опять восточнее, к рыбному пруду Соломона, отсюда тянулась до так наз. Офлы и окан­чивалась у восточной галереи святилища. Вторая стена начиналась у ворот Генната, принадлежавший, еще к первой стене, обнимала северную сто­рону и доходила только до Антония. Третья стена начиналась опять у Гипиковой башни, откуда она тянулась на север до башни Псефины, отсюда, простираясь против гробницы Елены (царицы адиабенской и ма­терим царя Узата), шла через царские пещеры и загибала у угловой башни так называемого Гнафейского памятника; после этого она примыкала к древней стене и оканчивалась в Кидронской долине. Этой третьей стеной Агриппа обвел возникшую новую часть города, остававшуюся прежде совсем незащищенной. Ибо вследствие прироста населения город все больше расширялся за стены и после того как заключили в пределы города северный склон храмового холма, потребовалось идти еще дальше и застроить еще четвертый холм, называемый Бецетой, лежащий против Антонии... А так как жители этой части города нуждались в защите, то отец ныне живущего царя, называвшийся также Агриппой, начал строить вышеназванную стену; но убоявшись затем, чтобы грандиозность сооружения не возбуждала подо­зрения императора Клавдия в стремлении к новшеству или отпадению от него, он прекратил постройку, положив ей только основание. И если бы стена была окончена так, как она начата, город сделался бы поистине неприступным: ибо стена была сложена из огромных камней, которые имели по двадцати локтей длины и десяти локтей ши­рины каждый и которые не легко было бы ни подкопать железными ору­диями, ни сдвинуть с места машинами; самая же стена имела десять локтей в ширину, а высота ее без сомнения превысила бы значительно ширину, если бы рвение того, который начал сооружение, не наткнулось на препятствия. Впоследствии стена эта, несмотря на напряженные уси­лия иудеев, была возвышена только до двадцати локтей, получила еще брустверы на два локтя и зубцы трех локтей вышины, так что общая высота достигала двадцати пяти локтей. Над стеной возвышались башни двадцати локтей ширины и двад­цати локтей высоты каждая, четырехугольные и, как сама стена, массивные. По прочности сложения и красоте камней они не уступали храмовым сооружениям. На этих двадцатилоктевых массивах находились велико­лепные покои, а над ними—еще верхнего яруса помещения; для дождевой воды построено были там весьма много цистерн с широкими лестни­цами, ведущими к каждой в отдельности. Таких башен третья стена вмела девяносто; расстояние между каждыми двумя башнями измерялось двумястами локтей. На средней стене были размещены четырнадцать башен, а на древней — шестьдесят. Окружность всего города достигала тридцати трех стадий. Если третья стена сама по себе была достойна удивления, то находившаяся на северо-западном ее углу башня Псефин, против которой расположился лагерем Тит, представляла выдающееся творение искусства. Простираясь вверх на высоту семидесяти локтей, она открывает дальний вид на Аравию и на крайние пределы еврейской земли до самого моря. Она была восьмиугольная. На противоположной ей сто­роне, на древней стене была сооружена царем Иродом Гипикова башня, а вблизи последней еще две другие башни, которые по вели­чине, красоте и крепости не имели себе подобных в мире.

Где же находились эти укрепления ? Если с первой стеной всё более-менее понятно - она начиналась возле нынешней цитадели и шла на восток над небольшой долиной, ограничивавшей с севера "западный холм", пока не добиралась до Храмовой горы - то маршрут двух других до сих пор является предметом споров, порой довольно ожесточённых. Ожесточённости способствовало обстоятельство не вполне нучного характера - академическая дискуссия о контурах стен, в особенности второй, рисковала перейти в спор о правильности традиционной идентификации Голгофы, а это уже совсем другой коленкор...

В 1838-м Эдвард Робинсон обнаружил к северу и северо-западу от Старого города следы стены, которую он идентифицировал как "третью стену" Флавия, построенную Агриппой I в 41-44 годах нашей эры. Позже маленький участок этой стены, к северу от св. Стефана, слегка копнули Вильсон, Шик и Пэйтон, но мало что прояснили. Более масштабные раскопки предприняли Элиэзер Сукеник и Лео Майер в 1925-7 и 1940-м, поэтому в литературе объект часто фигурирует как "стена Сукеника-Майера" (или Майера-Сукеника); продолжили Кэтлин Кеньон в 1965-м и Сара Бен-Арье с Эхудом Нецером в 1972-4. По результатам раскопок оказалось, что примерно к 450 метрах к северу от современной северной стены Старого города курсом с ЮЗЗ на СВВ проходит 800-метровый участок стены, датируемый римским периодом; дальше на запад и восток её следы теряются. Строители использовали как весьма крупные блоки (некоторые 5 метров длиной), так и значительно меньшие; качество обработки блоков разнится, да и выровнены они местами кое-как. Впрочем, сохранилась лишь самая нижняя часть стены; возможно, она с самого начала находилась под землёй, а "вершки" были выглядели лучше. Сохранились следы выступающих с северной стороны башен, размером примерно 9 на 11 метров и расположенных в 30-32 метрах одна от другой.

Результаты осмотраCollapse )
This page was loaded Dec 5th 2020, 12:35 am GMT.