Буквоед (bukvoed) wrote,
Буквоед
bukvoed

Category:
  • Mood:

Себастия.



Если следовать библейскому нарративу, после смерти Соломона сепаратисты отвернулись от его сына Рехавама и выбрали себе альтернативного царя - Иеровама, сына Навата (прошу прощения за непоследовательность в передаче имён и названий; по крайней мере в момент написания поста я буду приводить их в той транскрипции, которая мне привычнее или просто приглянулась; надеюсь, читатель без особого труда разберёт, кто есть кто и что есть что в традиционном ивритском, русском или ещё каком-нибудь варианте). Это событие принято датировать примерно 930 годом до нашей эры. Новому монарху, естественно, понадобилась новая столица. Сначала Иеровам поселился в Шхеме, но довольно быстро переехал в заиорданский Пнуэль. В отрывке, посвящённом третьему царю, Баше, столица снова числится на западном берегу, в Тирце. И наконец, на сцене появляется царь номер шесть, Омри:

В тридцать первый год (царствования) Асы, царя Йеудейского, стал царем над Исраэйлем Омри (и царствовал) двенадцать лет. В Тирце он царствовал шесть лет. И купил он у Шемэра гору Шомерон за два таланта серебра, и застроил эту гору, и назвал город, который он построил, Шомероном, по имени Шемэра, владельца горы.
(Мелахим 1 16:23)

Трудно не отметить скромность монарха, назвавшего свою столицу именем предыдущего владельца участка. Уж не было ли это частью сделки с Шемером, скажем в обмен на большую скидку ? Но это, естественно, исключительно мой отфонаризм. Основанный Омри город Шомрон был столицей Израильского царства примерно с 879 и до завоевания царства Ассирией лет 140 спустя. Площадь города оценивается в 320 дунамов (для сравнения, площадь Иерусалима в те годы была почти вдвое меньше - порядка 180). Шомрон располагался на изолированном 436-метровом холме - плюс к обороноспособности, но был и минус - отсутствие источников воды. Пришлось рыть резервуары, каковых археологи обнаружили порядка сотни. В дальнейшем город выдержал несколько осад, и про острую нехватку воды ничего не сказано. А вот голод случался; во время одной из осад имела место следующая жуткая сцена:

И было после, Бэн-Адад, царь Арамейский, собрал все свое войско, и поднялся, и осадил Шомерон. И был большой голод в Шомероне; и осаждали они его, пока ослиная голова не стала (продаваться) за восемьдесят (шэкэлей) серебра, а четверть кава (мера емкости) (зерен) из голубиных зобов за пять (шэкэлей) серебра. И было (однажды), царь Исраэйльский {Йорам} проходил по (городской) стене, а женщина с воплем говорила ему: помоги, господин мой царь! И сказал он: Г-сподь не помогает тебе, а откуда я помогу тебе – с гумна ли, с точила ли? И сказал ей царь: что тебе? И сказала она: вот эта женщина говорила мне: "Отдай своего сына, и мы съедим его сегодня, а моего сына съедим завтра". И сварили мы моего сына, и съели его. И сказала я ей на другой день: "Отдай же своего сына,и съедим его". Но она спрятала своего сына. И было, когда царь выслушал слова женщины, то разодрал он одежды свои; и (когда) он проходил по стене, то видел народ, что власяница на самом теле его.
(Мелахим 2 6:24)

Но вдруг:

А четверо прокаженных были у входа в ворота, и сказали они друг другу: чего мы сидим здесь, пока не умрем? Если мы скажем: пойдем в город, – то в городе голод, и мы там умрем; если же мы будем сидеть здесь, то (тоже) умрем. Так пойдем теперь, сдадимся в стан Арамейцев. И если они оставят нас в живых, будем жить, а если убьют нас, – умрем. И встали они в сумерки, чтобы пойти в стан Арамейский. И пришли к краю стана Арамейского, и вот, нет там ни одного человека. А Г-сподь (сделал так), что стану Арамейскому послышался грохот колесниц с лошадьми и шум большого войска. И сказали они друг другу: (верно) нанял царь Исраэйльский царей Хэйтийцев и царей Египетских, чтобы идти на нас. И поднялись они, и побежали в сумерки, и оставили шатры свои, и коней своих, и ослов своих, – (весь) стан, как он был, – и побежали, спасая себя.
(Мелахим 2 7:3)


(Так представляли себе израильского царя Омри в шестнадцатом веке)

Взять Шомрон смогли лишь ассирийцы в конце минус восьмого века:

В двенадцатый год (царствования) Ахаза, царя Йеудейского, стал царем над Исраэйлем, Ошэйа, сын Эйлы, и (царствовал) в Шомероне девять лет... И выступил против него Шалманэсэр, царь Ашшурский, и стал Ошэйа рабом его, и давал ему дань. И нашел царь Ашшурский в Ошэйе измену, так как тот послал послов к Coy, царю Египетскому, и не принес ежегодной дани царю Ашшурскому; и задержал его царь Ашшурский, и заточил его в дом темничный. И пошел царь Ашшурский (войною) по всей стране, и поднялся к Шомерону, и осаждал его три года. В девятый год (от начала царствования) Ошэйи царь Ашшурский взял Шомерон; и изгнал он Исраэйльтян в Ашшур, и поселил их в Халахе, и в Хаворе, при реке Гозан, и в городах Мадайских.
(Мелахим 2 17:1)

Как видно из цитаты, ТАНАХ приписывает взятие Шомрона царю Салмансару V (727-722), но по ассирийским данным виноват Саргон II (722-705). Во всяком случае, последний сообщал потомкам, что

В начале моего царствования я осадил и взял... город Самарию. 27280 человек обитателей его я увел. Я взял 50 колесниц на мою царскую долю. Я увел пленных в Ассирию и на их место послал людей мною побежденных стран. Я поставил над ними моих чиновников и наместников и обложил их такой же данью, как их обкладывали прежние ассирийские цари.
(Садаев - История древней Ассирии)

27 тысяч - многовато для одного Шомрона; но следует иметь виду, что в военное время значение синуса население укреплённого города могло увеличиваться в разы за счёт притока беженцев. Или же Саргон посчитал и пленников, взятых в окрестностях. Хотя захват сопровождался значительными разрушениями (см. ниже про раскопки) город не был совершенно стёрт с лица земли. Со временем ассирийская власть сменилась вавилонской, персидской и македонской. Шомрон (или, если с греческим акцентом, Самария) продолжал выполнять обязанности центра провинции, которую для простоты стали называть так же. И пока крупные игроки перехватывали окрестные земли друг у друга, здесь складывалась новая историческая общность людей - самаритяне. На беду, авторы древних текстов не уточняют, имеют ли они в виду самаритян (как эту самую общность) или просто каких-то жителей Самарии (возможно иудеев или язычников). Поэтому трудно понять, восстали ли против Александра Македонского первые или вторые:

Андромаха, которого царь поставил во главе Сирии... сожгли заживо самариты. Чтобы отомстить за его смерть, царь ускорил свое движение, насколько мог; по его прибытии ему были выданы виновники этого преступления. Предав казни лиц, погубивших его военачальника, царь на его место поставил Мемнона.
(Квинт Курций Руф)

Вероятно, именно в ходе подавления восстания папирусы из Самарии вкупе с человеческими останками оказались в пещере в Вади Далия, где их раскопали в 1960-е. Но, смотрю, меня понесло куда-то, так я этот пост никогда не закончу... Итак, восстание было подавлено, город заселён македонскими ветеранами, и в нём по прежнему сидел какой-то местный администратор. Двести лет спустя (-108) Иоанн Гиркан положил конец этому эллинистическому безобразию:

Впрочем, он предпринял поход на весьма укрепленный город Самарию, о котором, так как он теперь носит название Себасты и вновь был отстроен Иродом, мы скажем в своем месте. Он приступил к этому городу и обложил его осадой, потому что самаряне, повинуясь сирийским царям, жестоко обидели жителей Мариссы, которые были колонистами и союзниками иудеев. Вокруг всего города, на расстоянии около восьмидесяти стадий, Гиркан обвел ров и двойную стену и поручил ее надзору своих обоих сыновей, Антигона и Аристобула. Так как последние стали налегать на город, то он довел самарян до такого отчаянного положения, что они с голода стали есть всякую мерзость... после годичной осады Гиркан взял город и при этом не только не удовольствовался этим, но и разрушил его дотла, предоставив его действию бурных горных потоков. Дело в том, что он совершенно подрыл его, так что город провалился в пропасть, и могло казаться, что у него навсегда отнята была возможность когда-либо снова принять вид настоящего города.
(Иудейские древности 13)

"Навсегда", однако, это очень много времени. Уже через несколько десятков лет на сцене появились римляне, и в 57 до нашей эры Авл Габиний распорядился вновь отстроить Самарию и другие разрушенные города. В 30 году до нашей эры Октавиан Август пожаловал Самарию Ироду и последний, разумеется, приступил к строительным работам. Среди прочих усовершенствований Ирод провёл в город воду из источников в районе Шхема. Результат Ирод посвятил своему патрону, воспользовавшись для этого словом Себастос - греческим эквивалентом римского титула Август. Здесь Ирод женился на Мирьям, здесь же тридцать лет спустя казнил их сыновей Александра и Аристобула (Мирьям он успел казнить намного раньше).


(А так Ирода в двенадцатом)

Итак, он решил укрепить это место, находившееся на расстоянии одного дня пути от Иерусалима и представлявшее то удобство, что оно могло служить отличным средством для обуздания не только города, но и всей страны... он пригласил поселиться там многих из своих прежних солдат, равно как и многих пограничных жителей, причем соблазнил их перспективою постройки нового храма. Вместе с этим он также желал поднять таким образом значение этого города, который раньше не принадлежал к числу особенно блестящих. Главною побудительною для этих иноземцев причиною было то, что Ирод в видах своей личной безопасности не скупился на деньги. При этом Ирод переименовал город в Себасту и распределил между жителями ближайшую, лучшую во всей стране землю, дабы они при своем поселении сейчас же пользовались известным благосостоянием. Он окружил город крепкою стеною и воспользовался покатостью местности, причем дал городу такие размеры, что он не уступал в этом отношении даже наиболее знаменитым городам. Он обнимал двадцать стадий {около 4 км - периметр ?}. Внутри города он оставил красивую открытую площадь в полторы стадии и воздвиг здесь храм, принадлежавший по величине и красоте к числу самых выдающихся. Отдельные части города также были им постоянно украшаемы, причем это вызывалось соображениями личной безопасности, стремлением воспользоваться крепкими стенами для обращения всего города в огромную крепость, а также желанием оставить после себя достойный памятник своего вкуса и человеколюбия.
(Иудейские древности 15)

В ходе Великого Восстания Себасте немного досталось от восставших (см. главу 18). Около 200 года император Септимий Север даровал ей звание римской колонии. Но в конце римского периода город вступил в чёрную полосу, из которой не вышел до сих пор. И быть бы объекту забытым века до девятнадцатого, если бы не сын Ирода Антипа и опрометчиво данная им клятва. Впрочем, это тема для отдельного поста.

Раскопки в Шомроне проводились в 1908-10 археологами из Гарварда под началом Рейснера и Фишера; и в 1931-35 совместными усилиями Гарварда, Еврейского Университета и британцев (PEF, Британская Академия, Британская Археологическая Школа в Иерусалиме) под началом Джона Кроуфута и Элиезера Сукеника. Менее масштабные раскопки имели место в середине-конце 60-х, сперва при иорданской, а потом при израильской власти. Археологи выделили шесть фаз строительства, относившихся к израильскому царству, и поверх них слой пепла, очевидно результат ассирийского завоевания. Возможно, градостроительному проекту Омри предшествовало небольшое поселение на вершине холма.


(The Churches of the Crusader Kingdom of Jerusalem: A Corpus: Volume 2, L-Z By Denys Pringle)

Раскопки в основном проводились в районе акрополя; нижний город изучен гораздо хуже. Аркополь был окружён тройной стеной. Сперва (при Омри ?) построили пятифутовой толщины стену, огораживавшую участок размером 194 (запад-восток) на 106 (север-юг) ярдов и (при нём же ?) ещё одну, "внешнюю" стену, участок которой сохранился к северу от акрополя. Потом (при его наследнике Ахаве ?) чуть снаружи "внутренней" соорудили казематную стену. Общая толщина этой стены достигала на северной стороне внушительных 33 футов, но более 2/3 этого числа приходилось на казематы; сплошные стены по внешнюю и внутреннюю стороны казематов тянули на шесть и три фута соответственно. Ворота, возможно, находились в юго-западном углу акрополя, где обнаружили подозрительное большое здание; по другой версии они были где-то в не сохранившейся восточной стене (там тоже нашли какое-то здание, плюс капители, которые могли украшать въезд). В четвёртом веке до нашей эры греки обновили укрепления верхнего города, а во втором (тоже до) построили вокруг него очередную стену, охватывавшую участок 250 на 130 ярдов, толщиной 14 футов. Видимо, эта последняя стена была вскоре разрушена Гирканом.

Samaria-acropolis-plan-abt-1
(The Archaeology of Ancient Israel By Amnon Ben Tor)

Сохранились элементы городской стены римского периода (площадь города в этот момент составляла более 600 дунамов, население оценивается в 20 тысяч) и маленький участок греческой стены внутри римской. Вот римская стена:





Обратная сторона стены:



А вот ворота, построенные в римской период поверх греческих. Защищали въезд две массивные круглые башни, по 46 футов в диаметре.



Вид "изнутри" на южную башню:



И на северную:



Главная улица, пересекавшая город с запада на восток (т.е. декуманус максимус), работа Севера. Длина 860 метров, ширина 12 метров, более 600 колонн, по обе стороны располагались торговые точки. В каком-то месте от декумануса отходит лестница шириной 6 метров, по всей вероятности часть поперечной улицы (кардо); но я это ответвление пропустил.



Видимо, не хватило красной краски на палестинский флаг:



Чуть дальше - вроде рыночная площадь ака агора:



Римский форум (128 на 73 м), теперь парковка. Для получения ровной площадки строителям пришлось понять уровень земли на высоту до 6 метров.



Слева - ряд колонн, ограждавший форум:



Построенная при Севере базилика (68 на 32.5 м), вид с юго-востока. Где-то у южной стороны базилики должны быть остатки израильской стены и иродианского акведука, но в кадр они не попали.



Она же с северо-запада (и несколько лет спустя):



Место для больших шишек в северной части базилики, ака "трибунал":







А это зачем ?



Всякое разное к югу от базилики:







Кусок акведука ?



Иродианский стадион, обновлённый во втором веке. Размер 230 на 60 метров. Если присмотреться, среди деревьев можно разглядеть ряд колонн.





Театр начала третьего века, внешним диаметром 65 метров:







Над театром - израильская стена и пристроенная к ней греческая (конец 4 века до н.э.) круглая башня:







Диаметр башни 13 метров, она сохранилась до высоты 8.5 метров:



Tа же башня, вид сверху:



Храм Августа (Августеон) - работа Ирода, естественно. В какой-то момент храм был разрушен, на его месте Север построил новый, примерно по тому же плану. Лестница вела со двора в собственно храм, располагавшийся на платформе высотой 14 футов. Размер храма - 115 на 79 футов. Где-то к северу от Августеона находился небольшой (51 на 11 футов) греческий храм Коры (ака Персефона), построенный поверх другого греческого (-3 век) храма.



Перед лестницей находился небольшой алтарь:



Здесь был храм:







Размер колонн внушал:



Обходим храм с запада; внизу внутренняя стена израильского акрополя ?





Цари израильские тоже частенько строили храмы кому попало, за что книга царств регулярно их порицает. Вот к примеру про царя номер семь, Ахава:

И делал Ахав, сын Омри, злое в очах Г-спода (более) всех, кто был до него. Мало было ему следовать грехам Йаровама, сына Невата: он взял себе в жены Изэвэль, дочь Этбаала, царя Цидонян, и пошел (в Цидон), и стал служить Баалу и поклоняться ему. И поставил он жертвенник Баалу в капище Баала, которое построил в Шомероне.
(Мелахим 1 16:30)

Если без храмов царь ещё теоретически мог обойтись, то без дворца никак. На следующей картинке под холмом что на заднем плане "прячется" дворец израильских царей; "обрубленная" скала в центре кадра - край возвышения, на котором стояло сооружение. Примерно там же должны находиться две погребальные пещеры; есть мнение, что это могилы Омри и Ахава. Негев лаконично описывает дворец как здание размером 89 на 7б футов, с центральным двором. Археологи накопали в этом месте десятки украшений из слоновой кости в финикийском стиле; вероятно те самые, которые имели в виду автор книги царств...

Прочие дела Ахава, и все, что он сделал, и дом из слоновой кости, который он построил, и все города, которые он строил, описаны в книге летописи царей Исраэйлъских.
(Мелахим 1 22:39)

...и пророк Амос, обличавший нравы израильской аристократии:

Слушайте же и предостерегите дом Йаакова, – сказал Г-сподь Б-г, Б-г Ц-ваот. В тот день, когда Я взыщу с Йисраэйля за преступления его, Я взыщу и за жертвенники Бэйт-Эйла, и отсечены будут рога жертвенника, и падут они на землю. И сокрушу Я зимний дом вместе с летним, и разрушены будут дома (с украшениями) из слововой кости, и уничтожены будут многие дома, – сказал Г-сподь.
...
Горе тем, что беззаботны на Цийоне, и тем, что беспечны на горе Шомерон, называемым первыми из народов, к кому приходит дом Йисраэйлев, Пройдите в Кальнэй и посмотрите, а оттуда идите в Хамат Раббу и спуститесь в Гат Пелиштимский: лучше ли они, чем эти царства? Обширнее ли пределы их, чем ваши пределы? (Горе тем), что отметают день бедствия и приближают совет (власть) насилия, Тем, что лежат на ложах из слоновой кости и развалились на постелях своих, и тем, которые едят жирных баранов из стада и (тучных) тельцов из стойла, Тем, что бренчат на нэйвэле, думая, что (владеют) инструментом, как Давид. Тем, которые пьют вино чашами, и натираются лучшими маслами, и не болеют страданиями Йосэйфа! За это пойдут они ныне в изгнание во главе изгнанников, и прекратится попойка развалившихся (на ложах).

(Амос 3:13, 6:1)







К западу от дворца более поздняя стена акрополя отхватывает у нижнего города дополнительные два дунама земли по сравнению с ранней стеной. Здесь археологи наткнулись на здание размером 92 на 59 футов и в нём на массу остраконов восьмого века с данными о вине и масле, поступивших в казну в качестве налога; здание, естественно, прозвали "дом остраконов". Есть мнение, что здесь же располагался сад, который царь Ахав пытался купить у Навота. Впрочем, обычно считается, что дело было в Изреэле (вот и переводчик отрывка именно так и понял):

И было после этих событий: у Навота Изреэльтянина был виноградник в Изреэле, возле дворца Ахава, царя Шомеронского. И говорил Ахав с Навотом, сказав (ему): отдай мне свой виноградник, и будет он мне огородом, так как он близ дома моего; а я дам тебе вместо него виноградник лучше этого; если же угодно тебе, то дам тебе денег, – сколько он стоит. И сказал Навот Ахаву: сохрани меня Г-сподь, чтобы я отдал тебе наследство отцов моих!, И пришел Ахав домой печальный и встревоженный тем словом, которое говорил ему Навот Изреэльтянин, сказав: не отдам я тебе наследства отцов моих. И лег он на постель свою, и отворотил лицо свое, и не ел хлеба... И сказала ему Изэвэль, жена его: теперь (докажи), что ты властвуешь над Исраэйлем: встань, ешь хлеб и да будет весело сердце твое: я дам тебе виноградник Навота Изреэльтянина.
(Мелахим 1 21:2)

Закончилась эта история скверно для обеих сторон - Навота осудили по ложному обвинению и побили камнями, а Ахав получил через пророка Элиягу выговор с занесением (однако ввиду глубокого и искреннего раскаяния подсудимого, оргвыводы в отношении династии были отложены до "дней сына его"). Зато иврит пополнился крылатой фразой "ты убил, ты же и унаследовал"...


(Ахав и Навот, Криспин ван де Пассе, 16 век)

В северо-западном углу акрополя располагался бассейн размером 33 на 16.5 футов, который тоже связывают с эпизодом из жизни (или скорее смерти) Ахава:

А (один) человек случайно натянул лук и поразил царя Исраэйльского сквозь швы лат. И сказал тот своему вознице: поверни назад и вывези меня из боя, потому что я болен. Но битва в тот день разгорелась, и царь стоял в колеснице против Арамейцев, и умер вечером. А кровь из раны текла внутрь колесницы. И прошел клич по стану при заходе солнца, и говорили: каждый в свой город, каждый в свою страну! И умер царь, и привезен (был) в Шомерон, и похоронили царя в Шомероне. И омыли колесницу в водоеме Шомеронском, и псы лизали кровь его (Ахава), и омыли там оружие, по слову Г-спода, которое Он изрек.
(Мелахим 1 22:34)

Обходим храм и дворец с юга; казематная стена акрополя ?



Юго-восточное направление. Слева гора Эйваль, справа Гризим:



Самария глазами Дэвида Робертса (около 1840):



На фотографии Джеймса Грэхэма (1853):



На фотографии Фрэнсиса Бедфорда, 1862:



Фотографии из коллекции Мэтсона, начало 20 века; опять же ворота...





...городская стена...



...декуманус...



...базилика...





...храм...



...дворец...



...(в процессе закапывания обратно)...



...дом остраконов...



...и римский акведук:



Фотографии: в wikimedia commons

ГугльМэп местности.

Ссылки:
Archaeological Encyclopedia of the Holy Land By Avraham Negev, Shimon Gibson
The Holy Land: An Oxford Archaeological Guide from Earliest Times to 1700 By Jerome Murphy-O'Connor
דביר רביב ונתנאל אלינסון - המדריך למטייל בשומרון
The survey of western Palestine (Volume 2) C.R. Conder et al p 160, p 211
Отчёт ЖЖ-юзера nehag_sus
Отчёт ЖЖ-юзера ir_maverick
Отчёт ЖЖ-юзера plot
Отчёт ЖЖ-юзера igor_torick: 1, 2
Tags: арены, дворцы, крепости, фотоотчёты, храмы
Subscribe

  • Кхм 2...

    Our top three guesses for your English dialect: 1. US Black Vernacular / Ebonics 2. Singaporean 3. American (Standard) Our top three guesses for…

  • Очередной тест.

    Викторина Восток – дело тонкое Мой результат: 10 правильных ответов из 10. Вы специализируетесь на истории восточного еврейства? Или…

  • Вот уж не подумал бы.

    А кто вы в сказке?

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments

  • Кхм 2...

    Our top three guesses for your English dialect: 1. US Black Vernacular / Ebonics 2. Singaporean 3. American (Standard) Our top three guesses for…

  • Очередной тест.

    Викторина Восток – дело тонкое Мой результат: 10 правильных ответов из 10. Вы специализируетесь на истории восточного еврейства? Или…

  • Вот уж не подумал бы.

    А кто вы в сказке?