Буквоед (bukvoed) wrote,
Буквоед
bukvoed

Categories:
  • Mood:

Гора Гризим.



(Спасибо nehag_sus за интересную поездку.)

Среди инструкций, регламентирующих действия народа Израиля по достижении земли Израиля, есть такая:

Эти должны стать, чтобы благословлять народ, на горе Гыризим, когда перейдете Ярдэйн: Шимон, Лейви и Йыуда, и Иссахар, и Йосэйф, и Биньямин. А эти должны стать для проклинания на горе Эйвал: Рыувэйн, Гад и Ашейр, и Зывулун, Дан и Нафтали. И возгласят Лейвиты, и скажут всем Исраэйльтянам громким голосом: "Проклят тот, кто сделает изваяние или литого кумира, мерзость пред Господом, изделие рук мастера, и поставит его в тайном месте!". И возгласит весь народ, и скажет: "амэйн"...
(Дварим 27:11).

Талмуд поясняет:

шесть колен поднялись на вершину горы Гризим, шесть (других колен поднялись) на вершину горы Эвал, а священнослужители и левиты и ковчег (находились) внизу посредине (между горами). Левиты обращались лицом к горе Гризим и провозглашали благословение: "Благословен тот, кто не делает изваяния и литого идола и т. д. ", а те и другие отвечали: "Амен!" А затем обращались они к горе Эвал и провозглашали проклятие, и говорили: "Проклял тот, кто сделает изваяние и т. д."
(Там же, см. комментарий Раши)

Всего несколькими словами раньше народ получает и другое указание - построй, мол, на горе Эйваль жертвенник, и возноси на нем всесожжения Г-споду, Б-гу твоему. И режь жертвы мирные, и ешь там, и веселись пред Г-сподом, Б-гом твоим (Дварим 27:1-7). Минуточку, - может подуматься кому-нибудь из читателей, - не логичнее ли есть-пить-веселиться там, где благословляют, а не там, где проклинают ? Подозреваю, что у мудрецов был ответ на этот вопрос (увы, мне его найти не удалось). Но так или иначе, были - и есть - диссиденты, считающие, что что в оригинальном тексте фигурировала "гора благословений" Гризим (и между прочим, учёные не исключают). Что там жертвенник и был посторен (а вот с этим наверняка не согласится Адам Зерталь). Что на этой же горе располагалась впоследствии скиния. Что там же Авраам едва не принёс в жертву Ицхака, а Яакову приснилась лестница с ангелами. Диссиденты эти, как наверняка известно читателю, зовутся самаритянами. Откуда же они взялись, когда и при каких обстоятельствах "разветвились" с иудеями ?

Источники предлагают нам несколько историй о происхождении самаритян. Начнём с цитаты из книги царств:

И привел царь Ашшурский (людей) из Бавэла, и из Куты, и из Аввы, и из Хамата, и из Сефарвайима, и поселил (их) в городах (близ) Шомерона вместо сынов Исраэйлевых. И они овладели Шомероном, и поселились в городах его. И было, когда стали они жить там, то не чтили Г-спода; и Г-сподь насылал на них львов, и (львы) убивали их. И доложили царю Ашшурскому, сказав: народы, которых ты изгнал и поселил в городах Шомеронских, не знают закона Б-га той страны, и за это Он насылает на них львов, которые убивают их, – так как они не знают закона Б-га той страны. И повелел царь Ашшурский, сказав: отправьте туда одного из священников, которых вы изгнали оттуда; пусть идут и живут там, а он научит их закону Б-га той земли. И пришел один из священников, которых выселили из Шомерона, и поселился в Бэйт-Эйле, и учил их тому, как бояться Г-спода. И делал каждый народ своих Б-гов, и поставил в капищах (жертвенных) возвышений, которые сделали Шомероняне, – каждый народ в своих городах, где они живут... Народы эти чтили Г-спода, но служили идолам своим. Да и сыновья их и сыновья сыновей их до сего дня поступают так же, как поступали их отцы.
(Мелахим 2 17:24-41)

Строго говоря, вовсе не очевидно, что этот отрывок имеет отношение к вопросу. Слово "шомероняне", по всей вероятности, следует понимать просто как "жители Самарии"; и если какие-то тамошние, возможно, смешивали иудаизм с разными посторонними культами - из этого вовсе не следует, что именно от них пошли "наши" самаритяне, к слову бесспорные монотеисты. Но несколько столетий спустя Флавий, пересказывая ту же историю в девятой главе "Древностей", уже совершенно однозначно отождествляет пригнанных ассирийцами уроженцев Куты ("хуфейцев") с самаритянами. В рассказе Флавия есть несколько отличий от танахического; в частности он заменяет львов на болезнь, а обвинение в идолопоклонстве опускает. К самаритянам Флавий относится без особой любви, и в частности приписывает приписывает им "колебания генеральной линии":

когда они видят, что дела иудеев идут хорошо, они называют себя их ближайшими соплеменниками и указывают на свое родство с иудеями по совместному с последними происхождению от Иосифа; если же видят, что дела иудеев пошатнулись, то уверяют, будто у них нет решительно никаких отношений к иудеям, ничего с ними ни по характеру, ни по происхождению, потому что они-де сами являются чужеземными переселенцами.

Дальше в тексте мы можем найти несколько примеров такого оппортунизма; при этом в двух случаях Флавий вкладывает в уста самаритян заявление о сидонских корнях. Вот, например, отрывок из послания Антиоху Эпифану (подлинность, естественно, под большим вопросом):

Послание царю Антиоху Богу Эпифану от сидонцев из Сихема. На основании некоего суеверия наши предки, побуждаемые к тому различными постигшими страну бедствиями, установили обычай почитать тот день, который у иудеев носит название субботнего. Вместе с тем они воздвигли на горе Гаризим святилище без определенного назначения и приносили тут разные жертвы. И вот, так как ты воздаешь теперь иудеям должное возмездие за все их гнусности, царские чиновники, полагая, что мы родственны евреям и потому следуем их примеру, подвергают и нас подобным же наказаниям, тогда как мы по происхождению своему сидоняне.
(Иудейские древности, глава 12)

Верим ли мы книге царств в интерпретации Флавия, нет ли, в любом случае трудно говорить о возникновении самаритян до появления святилища на горе Гризим. Обстоятельствам, при которых оно было построено, Флавий посвящяет много букв, которые я, в силу свойственной мне лени, скопирую в пост. Итак, четвёртый век до нашей эры, самый что ни на есть конец персидского периода.

Когда же умер Иоанн, первосвященство перешло к сыну его, Иаддую. У последнего был брат по имени Манассия. Ему-то посланный последним Дарием в Самарию в качестве сатрапа хуфеец родом, т. е. того же племени, из которого происходят и самаряне, Санаваллет, охотно отдал в жены дочь свою Никасо. Дело в том, что сатрап знал о могуществе города Иерусалима и о том, что жители его причиняли немало хлопот царям ассирийским и правителям Келесирии. Поэтому-то он и рассчитывал путем такого брака более расположить к себе весь народ иудейский.
...
Тем временем старейшины иерусалимские, раздраженные тем, что к первосвященству имеет отношение женатый на иностранке брат Иаддуя, восстали против него (т. е. против Манассии). Дело в том, что они боялись, как бы этот брак не стал удобным предлогом для всех, кто надумал бы преступить законоположение о смешанных браках, и как бы этот случай не положил начало слишком близкому общению с иноплеменниками, тем более, что они располагали живым примером: смешанные браки с иностранками были некогда причиною их плена и различных других бедствий. Поэтому они предложили Манассии либо развестись с женою, либо не прикасаться к жертвеннику вовсе. Когда же и первосвященник сочувственно отнесся к требованию народа и запретил брату своему доступ к алтарю, Манассия отправился к своему тестю Санаваллету и заявил ему, что хотя он и любит его дочь Никасо, но он, благодаря ей, не желает лишаться священнического сана, который являлся верховным в глазах его народа и составлял постоянное достояние его рода. Однако Санаваллет не только не хотел лишать его священства, но даже обещал доставить ему сан и могущество первосвященника и сделать его верховным правителем всей области, которая была в его распоряжении, лишь бы Манассия не прекращал своего сожительства с его дочерью. Он заявил зятю, что построит для него на высочайшей из всех самарянских гор, именно на возвышенности Гаризим, такой же храм, какой имеется в Иерусалиме, и обещал сделать это с особого разрешения царя Дария.

Уповая на эти обещания и возгордившись вследствие их, Манассия, в надежде получить от Дария первосвященство, остался при Санаваллете, который был тогда уже довольно пожилых лет. А так как подобные браки были заключены у значительного числа священников и [прочих] израильтян, то... все эти лица перешли к Манассии, тем более, что Санаваллет предоставил им денег и земли для обработки и наделил их участками для поселения, всяческим образом оказывая поддержку своему зятю.


Тут, правда, случилось македонское вторжение, но наместник быстро сориентировался в обстановке:

Санаваллет отпал от Дария и с восемью тысячами подчиненных прибыл к Александру... Александр охотно принял его, и вследствие этого Санаваллет уже смело повел с ним речь о своих планах и рассказал ему, что у него есть зять Манассия, брат иудейского первосвященника Иаддуя, и что многие из соотечественников этого его зятя готовы теперь приступить к постройке своего храма в подчиненной ему (Санаваллету) области. Попутно было указано, что это обстоятельство, т. е. распадение иудеев на два лагеря, может быть полезно и царю македонскому: таким образом, если даже это племя вздумает в полном между собою согласии и общими усилиями предпринять отпадение, то это не представит царям затруднения, как это однажды уже было сделано им по отношению к ассирийским правителям. Получив соответственное разрешение Александра, Санаваллет с крайним усердием приступил к построению храма и сделал верховным священником Манассию в полной уверенности, что это будет для потомства его дочери наилучшею наградою.
...
Храм на горе Гаризим оставался там по-прежнему. И всякий, кто среди иерусалимцев обвинялся в нарушении предписаний касательно пищи, или в осквернении субботы, или в каком-либо другом нарушении этого рода, бежал к сихемцам и уверял, что его без вины изгнали.

(Иудейские древности, глава 11)

Вполне возможно, что источник этой истории - одна-единственная фраза из ТАНАХа, относящаяся к более раннему периоду:

И (один) из сыновей Йойады, сына Эльйашива, первосвященника, стал зятем Санваллата из Хорона; и прогнал я его от себя. (Нехемия 13:28)

Что же могут сказать сами самаритяне ? Во первых, что они потомки колен Эфраима и Менаше. Во-вторых, что они-то и сохранили изначальный, правильный иудаизм; даже своё название они возводят не к топониму Шомрон/Самария, а к корню ШМР, имеющему значение "хранить". Задавать самаритянам вопрос о происхождении их религии, стало быть, бессмысленно; если уж на то пошло, это наличие иудаизма нуждается в объяснении. И в третьих - да, существуют самаритянские источники, рассматривающие "развод" с иудеями. Правда, наиболее ранние из этих источников были относятся к 14 веку - "Китаб аль-тарих" (1355) и "Арабская книга Иегошуа" (1362-3). Картина из этих источников вырисовывается следующая. Как уже говорилось выше, согласно самаритянскому нарративу Моисей велел построить алтарь на горе Гризим, что и было сделано:

It was at this time that Joshua built an altar of stones on Mount Gerizim, as Almighty God had told him (to do); and offered sacrifices upon it. Half the people stood facing Mount Gerizim, while the other half faced Mount Ebal. Joshua read out the Torah in its entirety in the hearing of all Israel, men, women, and children and of the stranger who was in their midst.
(Китаб аль-тарих, глава 4)

И всё бы было хорошо, если бы не гнусный тип по имени Эли и его амбиции:

A terrible civil war broke out between Eli son of Yafni, of the line of Ithamar, and the sons of Phinehas, because Eli son of Yafni resolved to usurp the High Priesthood from the descendants of Phinehas. He used to offer sacrifice on the altar of stones. He was 50 years old, endowed with wealth and in charge of the treasury of the children of Israel. He continued for a time gathering a group around him...
(Китаб аль-тарих, глава 9)

Когда первосвященник Узи отстранил Эли за оплошность при принесении жертвы, тот основал альтернативный храм в Шило:

Thereupon he and the group that sympathized with him, rose in revolt and at once he and his followers and his beasts set off for Shiloh. Thus Israel split into factions. He sent to their leaders saying to them, “Anyone who would like to see wonderful things, let him come to me.” Then he assembled a large group around him in Shilo, and built a Temple for himself there; he constructed for himself a place like the Temple. He built an altar, omitting no detail — it all corresponded to the original, piece by piece... At this time the children of Israel became three factions: A (loyal) faction on Mount Gerizim; an heretical faction that followed false gods; and the faction that followed Eli son of Yafni in Shilo.

...Вот с этим-то материалом (ну, конечно не исключительно с этим, есть и ещё кое-что) и пришлось работать учёным мужам. Подытоживая Флавия, получаем - самритяне кутии; хотя нет, сидоняне; хотя нет, евреи, но злостные нарушители предписаний; но в любом случае оппортунисты и вообще редиски. Самаритянская версия очень уж поздняя, и к тому же подозрительно напоминает флавиев рассказ о священнике-раскольнике, только "отзеркаленный". Попытки построить на таком фундаменте правдоподобную и хорошо обоснованную теорию о происхождении самаритян успеха пока не имели. Нет даже единого мнения считать ли самаритянскую религию развитием верований северных колен или же вариантом "поствавилонского" иудаизма.

Археологам тоже не суждено было найти какую-нибудь монументальную стелу с полной историей самаритян, но по крайней мере раскопки на горе Гризим внесли некоторую определённость в датировку самаритянского храма. Первым руины на горе Гризим исследовал Чарльз Вильсон из PEF в 1866. В 1939 А. М. Шнайдер раскапывал византийскую церковь, а Ицхак Бен Цви - лестницу, ведущую к храму. Потом копала делегация American Schools of Oriental Researches под началом Роберта Дж. Булла (1964-68; как видно, шестидневная война не помешала). Наконец, начиная с 1982 года и на протяжении лет 20 велись работы под руководством Ицхака Магена. Раскопки принесли порядка 500 надписей на арамейском, греческом и иврите, в большинстве случаев о том, что такой-то что-то пожертвовал; множество костей кошерных животных; а также керамику и монеты. Часть керамики и 68 монет относятся к персидскому периоду; старейшая из монет датирована 480 годом до нашей эры. Анализ костей и архитектура тоже подошли. В общем, Маген заключил, что храмовый комплекс и поселение самаритян ведут свою историю с пятого века до н.э.. В таком случае возможно, что толчком к основанию храма на горе Гризим послужил отказ вернувшихся из вавилонского изгнания иудеев допустить посторонних к восстановлению храма иерусалимского (если, конечно, этот отказ вообще имел место):

И услышали враги Йэуды и Биньйамина, что (бывшие) изгнанники строят храм Г-споду Б-гу Йисраэйлеву, И подошли они к Зеруббавэлу и главам семейств, и сказали им: "Мы будем строить с вами, ибо, как и вы, мы обращаемся к Б-гу вашему и Ему приносим жертвоприношения со времен Эйсар-Хаддона, царя Ашшурского, который привел нас сюда". И сказал им Зеруббавэл и Иэйшуа, и другие главы семейств Йисраэйлевых: "Не вам строить с нами дом Б-гу нашему, лишь мы все вместе будем строить Г-споду Б-гу Йисраэйлеву как повелел нам царь Корэш, царь Параса".
(Эзра 4:1-3)

Храмовый комплекс персидского периода представлял собой квадрат со стороной 98 метров, с воротами на севере, востоке и юге. На рубеже минус третьего/второго века комплекс был перестроен. Вокруг храма постепенно выросло поселение; в период расцвета (минус 2 век) оно занимало площадь примерно 800 на 500 метров, насление оценивается в 10000 с чем-то. Наиболее поздняя из греческих монет относится к 112-111 году до н.э., и за ней следует некоторое количество хасмонейских; это даёт нам примерную дату "закрытия" храма Иоанном Гирканом. Впрочем, об этом и некоторых других событиях - в следующий раз.

План:





Реконструкция "священного квартала" греческого периода:



Вершина, вид с юга. В нижней част кадра небольшое квадратное укрепление; период, увы, не назову.



Оно же:



Теперь совсем на месте. На переднем плане, огороженный забором - "вечный холм". Полагаю, именно о нём Мэрфи-О'Коннор пишет "Previously the sacrifice took place in a fenced area of flat rock on the very summit" ? За ним - византийская стена, защищающая от добрых самаритян церковь. Название пришло из Дварим 33:

И вот благословение, которым благословил Моше, человек Б-жий, сынов Исраэйля перед смертью своею... А о Йосэйфе сказал: благословенна Г-сподом земля его дарованием росы от неба и (водою) от бездны, лежащей внизу, И дарованием плодов от солнца и дарованием плодов от луны, И от вершин гор древних, и дарованием от холмов вечных, И дарами земли, и того, что наполняет ее; и волею обитавшего в терновом кусте да придут они на главу Йосэйфа и на темя наилучшего из братьев его. Как у первородного быка его великолепие его, и рога буйвола – рога его; ими избодает он народы (все) вместе до края земли; а это десятки тысяч Эфраимовы и это тысячи Мынашиины.



Ещё "вечный холм":



А это - место жертвоприношения Ицхака (в самаритянской версии, разумеется).

The Place where Abraham offered Isaac, according to the tradition of the Samaritans, is a little rock-sunk trench at the southeast corner of the plateau, on the summit of Gerizim. It resembles the trough used for the Passover feast, and measures about 8 feet by 5 feet. A semicircular flight of seven steps (traditionally called the Seven Steps of Adam out of Paradise) leads down in this direction from the west.
(SWP Vol 2 p 188, via Biblewalks)



Укрепление:





"12 камней"; согласно самаритянской традиции здесь располагался алтарь Иегошуа.

The Twelve Stones, traditionally said to have come from Jordan, form a corner of a platform; they were excavated by Captain Anderson in 1866. They are large masses of rock, quite unhewn, and appear natural, but underneath them are two other courses of stones rudely dressed and not squared. The upper course of the three thus formed has a height 2 feet 2 inches, and the length of the stones varies from I foot 10 inches to 2 feet 8 inches. Thus they are not of very great size. It seemed difficult in 1875 to be certain whether there were twelve or thirteen. The north-west corner of the platform was laid bare by the excavation in 1876. ... The platforms, including the twelve stones and those on the east, may perhaps have formed part of the temple on Gerizim said to have been built by Sanballat
(SWP Vol 2 p 188, via Biblewalks)



А теперь вокруг крепости сложным зигзагом:







Судя по карте, под нами должна быть поглощённая Наблусом деревня Балата; у самого подножия горы, ближе к левому краю кадра, можно разглядеть Тель Балата, предполагаемый древний Шхем.



Дальше:



Здесь был постоялый двор:







Царапки от инструмента:



Колодец:



Историческая дверь:



Лестница, которая вела в храм:





Сложная каменюка:



Дальше:





Византийская стена, огораживавшая пристроенный к северной стороне крепости монастырь:





Где-то здесь в персидский и греческий периоды были северные ворота храмового комплекса, а в визатийский вышеупомянутый монастырь:



То же место, вид из ворот византийской крепости:





Вид на "гору проклятий" Эйваль; она несколько выше (940 м), чем Гризим (881 м):



Уже знакомое нам греческое укрепление:



Западная стена храмового комплекса:



Греческое общественное здание:



Греческий особняк:





С маслодавильней:





Кусок колонны:



Фотографии: в picasa web albums

ГугльМэп местности.

Ссылки:
The Origin of the Samaritans By Magnar Kartveit
A Companion to Samaritan Studies Edited by Alan David Crown, Reinhard Pummer, Abraham Tal
Mt Gerizim and Samaritans in Recent Research By Ingrid Hjelm
דביר רביב ונתנאל אלינסון - המדרעך למטייל בשומרון
The Holy Land - An Oxford Archaeological Guide from Earliest Times to 1700 By Jerome Murphy-O'Connor
The survey of western Palestine By C.R. Conder, and H.H. Kitchener
Antiquities.org.il
Dannythedigger.com
Biblewalks
Отчёт ЖЖ-юзера lord666
Гора Гризим в снегу (С) seagull_gull
Tags: крепости, фотоотчёты, храмы
Subscribe

  • Синема, от тебя мы без ума.

    Старое доброе кино Cast a Giant Shadow любезно моему сионистско-милитаристскому сердцу не только произраильской направленностью; не только тем,…

  • Что-то с этим Шерманом не так...

    "Неправильная" военная техника в кино встречается довольно часто. Но в Action in the North Atlantic немного необычный вариант - относительно редкая…

  • Босс сказал Иерусалим, значит Иерусалим...

    1291 год. Мусульмане наступают. Иерусалим в огне. "Мы должны спасти наше главное сокровище!!" - решают тамплиеры. Они выходят из ворот Иерусалима,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments