Буквоед (bukvoed) wrote,
Буквоед
bukvoed

Categories:
  • Mood:

Маале Адумим - Монастырь св. Евфимия.



(По мотивам очередной поездки с nehag_sus)

Большей частью информации о св. Евфимии и о носящем его имя монастыре мы обязаны Кириллу Скифопольскому (1,2). Кирилл провёл в интересующем нас монастыре десять лет (545-555), и хотя было это через семьдесят с лишним лет после смерти основателя, всё же по сравнению с нами практически сойдёт за очевидца... Итак, Евфимий родился в 377-м году в Мелитине, столице Малой Армении. Он рано остался без отца и оказался на попечении местного епископа.

будучи вскормлен и обучен, и пройдя через все последование церковных чинов, он, против воли, рукополагается епископом того времени во пресвитера святейшей церкви Мелитинской, и получает поручение заботиться и предстательствовать о честных монастырях города; на него была возложена эта забота потому, что он был монахолюбец из детства и, стремясь к безмолвию, проводил большую часть времени в монастыре... Но славоненавистник и боголюбец Евфимий, полагая, что эта забота послужит препятствием добродетели, ушел из города и бежал в Иерусалим, восхотев жить в этой пустыне. Этот великий отец наш Евфимий, наставляемый Святым Духом, прибыл в Иерусалим на двадцать девятом году жизни {т.е. в 405-м} и, поклонившись святому Кресту и святому Воскресению и прочим честным местам, и посетив богоносных отцов в пустыне, узнав добродетель и житие каждого и запечатлев в своей душе, пришел в лавру Фаранскую, лежащую в шести поприщах от святого града и, любя безмолвие, поселился в отшельнической келлии, вне лавры, не стяжав себе ничего от века сего.

Через пять лет Евфимий вместе с другим монахом, Феоктистом, оставил Фаранскую лавру и поселился в пещере над Вади Мукелик ака Нахаль Огг. Вокруг них начали собираться последователи и на месте была обустроена киновия; при этом Евфимий "передавал каждого из отрекающихся от мира блаженному Феоктисту", сам же по мере сил пытался вести жизнь отшельника. Но однажды в гости нагрянуло целое сарацинское племя во главе с неким Аспеветом (персидское слово, означающее "конюший"). Сын последнего, Теревон, "был поражен бесом, вследствие чего вся правая его сторона, от головы до ног, иссохла"; после безуспешных обращений ко всяческим врачам, магам и астрологам, Теревону явился во сне монах и направил к Евфимию в иеруслимскую пустыню.

Блаженный Феоктист, услышав это, поведал великому Евфимию, сидевшему в безмолвии, и Евфимий, помыслив, что неуместно противиться божественным видениям, сошел к ним и помоляся прилежно, и знаменовав Теревона знамением креста, восставил здрава. Варвары, пораженные столь внезапным изменением и преславным чудотворением, уверовали во Христа и все, павши на землю, просили принять печать Христову. Чудоносный же Евфимий, разумев, что они от души уверовали во Христа, приказал приготовить малую купель в углу пещеры, сохраняющуюся и до ныне, и, огласив их всех, крестил во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аспевета он переименовал Петром и крестил его первым...

После описанного случая Евфимий сделался так знаменит, что оставаться в монастыре Феоктиста стало совершенно невозможно. В 421-м, взяв с собой одного ученика по имени Дометиан, Евфимий отправился на юг, на гору Марда у Мёртвого Моря (вероятно, Масада), а потом в "пустыню Зиф", где основал монастырь Капарвариха. Но получилось как всегда: исцеление, популярность, и как следствие - дальняя дорога обратно на север:

Великий Евфимий, видя опять, что его беспокоят многие — место было близ селений — сказал своему ученику Дометиану: "Идем, чадо, посетим преподобного Феоктиста с братиею", и, выйдя из монастыря Капарвариха, пришел в святое место, где ныне с Богом стоить святая его обитель, отстоящая приблизительно на три поприща от треблаженного Феоктиста. Он весьма возлюбил это место, потому что оно было ровное, и в то же время уединенное и прекрасное, и тогда было особенно пустынно и непроходимо, прежде, чем были созданы в южной пустыне толикие монастыри... В этом месте он сел во многом безмолвии с учеником своим, в небольшой пещере, в которой теперь находится положение его честного тела.



Здесь к Евфимию пришёл Аспевет-Пётр, и приведя работников, сделал большой двуустый водоем, существующий и доселе в саду, выстроил вблизи пекарню и сделал три келлии святому старцу, а среди келлий молельню или церковь. Сарацины хотели было остаться с Евфимием, но последний отвёл им отдельное место в пустыне. Впоследствии он часто посещал подведомственных сарацин и даже уговорил иерусалимского патриарха Ювеналия назначить Петра "епископом шатров" (впоследствии этот Пётр участвовал в Эфесском соборе). Наученный горьким опытом, отшельник вовсе не желал принимать учеников и последователей, и всех являвшихся отсылал к Феоктисту. Но не судьба:

Когда же благоизволил Бог населиться этому месту, он прежде всего послал трех братьев по плоти, родом из страны Каппадокийцев, воспитанных в Сирии и украшенных всяким духовным разумом — Косму, Хрисиппа и Гавриила; они просили его остаться, по он их не принял: три вещи препятствовали ему: любовь к безмолвию, юный их возраст, и то, что Гавриил был скопцом от рождения. И в эту ночь он видит некоего, говорящего ему: "Прими этих братьев, потому что Бог послал их, и впредь не отклоняй никого, хотящего спастись". И тогда святой, приняв их, сказал старшему из них Косме: "Вот я сделал так, как повелел мне Бог: но блюди, чтобы не дозволять младшему брату выходить из келлии, потому что не подобает жить в лавре женскому лицу...". После них он принял {список}. Приняв сих одиннадцать, он поручил епископу Петру построить им небольшие келлии и украсить церковь всяческой красотою. И так он устроил это место, как лавру, по образцу Фаранской. И сошел в лавру архиепископ Ювеналий, имея с собою иже во святых Пассариона, бывшего тогда хорепископом и архимандритом монахов, и освещенного Исихия, пресвитера и учителя церкви. Он освятил лаврскую церковь в Мае месяце, седьмой день одиннадцатого индиктиона, в пятьдесят второе лето жизни великого Евфимия {т.е. 7 мая 428-го года; впоследствии многие важные церемонии в монастыре приурочивались к 7 мая}.

Дальше немного про чудеса (так, молитвами Евфимия прекращается засуха, уже упомянутый Теревон рожает троих сыновей, a в монастырской кладовой неожиданно оказывается достаточно еды для четырёхсот армянских паломников), немного про разных монахов (в частности, из одного приходится изгнать беса) и довольно много про ереси. "...отцы удивлялись теплейшему рвению великого Евфимия о церковных догматах, хотя он и жил в большой кротости и умеренности разума. Они утверждали, что он отвращался от всякой ереси, противной правому слову веры", - пишет Кирилл и переходит к конкретике. Конкретика же такова, что решения Халкидонского собора (451), осуждавшие монофизитов, многими были встречены как спорные нововведения. Антихалкидонская партия - в лице некоего Феодосия - взяла под свой контроль иерусалимскую патриархию; возглавлявший её прежде Ювеналий отправился за поддержкой в Константинополь. Сторону уклонистов приняла большая часть палестинских монахов и впридачу опальная, но всё же императрица Евдокия

И когда почти все горожане и монахи пустыни последовали... отступничеству, только бывшие с великим Евфимием одни из всей пустыни не хотели войти с ним в общение... Феодосий, овладев всеми делами Палестинскими, тщился льстивыми словами погасить эту единственную оставшуюся в пустыне жизненную искру благочестия, но обманулся в надежде: подобно стреле, встретившей более сильное препятствие, он отскочил, и как дикая морская волна разбился и рассеялся от такового оплота и предстателя правой веры. Однако, он не переставал в обманах, пытаясь убедить его. Великий же Евфимий, видя толикое бесстыдство Феодосия, заповедав отцам не входить в общение с его отступничеством, удалился в великую пустыню; и узнав это, многие из отшельников последовали тому же.

Наконец, в 453-м Ювеналий вернулся с императорским войском. Феодосий, по некоторым данным, пытался оказать вооружённое сопротивление, но "был извержен". Евдокия же после череды жизненных неурядиц осознала допущенные ошибки и обратилась за консультацией к Симеону Столпнику; тот же порекомендовал следовать наставлениям Евфимия.

узнав прежде, что великий Евфимий не согласится войти в город, она потщилась выстроить столп на самом высоком месте восточной пустыни, к югу от его лавры, приблизительно в тридцати стадиях {предположительно гора Мунтар, милях в трёх южнее монастыря}, желая тут чаще наслаждаться его божественным учением... Святой же, благословив ее, сказал: "Внимай себе, чадо, впредь; ибо из за того, что ты увлекалась лукавством Феодосия, с тобою случилось лукавое и наивраждебное в Италии; и потому... отступи и присоединись к другим трем святым и вселенским соборам: Никейскому, собравшемуся на Ария, Константинопольскому — на Македония, Ефесскому — впервые на Нестория: прими и произнесенный ныне собравшимся в Халкидоне вселенским собором устав и, отступив от общения с Диоскором, общевайся с Ювеналием. епископом Иерусалимским". Сказав это, он помолился и, простясь с нею, ушел. Она же, весьма удивляясь добродетели святого мужа, на деле исполнила сказанное им, как бы слышав это из уст Бога... и великое множество мирян и монахов, по ее примеру, обратилось к кафолической Церкви.

Монахи, желающие быть принятыми в лавру, должны были сперва пройти "курс молодого бойца" в киновии Феоктиста, особенно если молоды и безбороды. Так, когда Евфимию шёл восемьдесят второй год, к нему попросился Савва, будущий основатель Мар Сабы, но получил от ворот поворот и направление к Феоктисту. Подобная система, к слову, практиковалась впоследствии и Саввой. А вот Илья из Аравии и Мартирий из Каппадокии, имевшие за плечами опыт отшельничества в Египте, собеседование прошли. "Весьма полюбив их обоих, просвещенный умом Евфимий часто призывал их на беседу... по прошествии некоторого времени Илия ушел в Иерихон и выстроил себе келлию вне города, где созданы ныне его славные и знаменитые монастыри, а Мартирий, найдя пещеру к западу от Лавры, приблизительно в пятнадцати стадиях, безмолвствовал в ней, и там, с Богом, построил преславный монастырь.

14 января каждого года Евфимий уходил с группой последователей в пустыню. Так было до 473-го года, когда старец объявил монахам, собравшимся чтобы идти с ним или проводить: "эту неделю я остаюсь, а в субботу ночью уйду". 20 января Евфимий умер.


(Евфимий на мозаике из монастыря Неа Мони на острове Хиос, via wiki)

Вместо подписи к портрету - опять же цитата из жития:

Говорят про него, что он имел ангельский вид: обращения был простого, нрава кротчайшего, видимый же образ его тела был кругловат, светел, бел и доброзрачен; ростом он был немного низок и весь седой, и имел большую бороду, достигавшую до чрева, все члены его были целы, так что ни очи его ни зубы не были повреждены; он скончался будучи крепок и бодр.

Похоронили Евфимия в пещере, ранее служившей ему кельей:

Диакон же Фид, имея много рабочих и приложив старания, превратил пещеру, где сначала безмолвствовал Евфимий, в прекрасный и большой дом; середину его он отделил для гроба великого отца, а с обеих сторон устроил усыпальницы для пресвитеров и игуменов и прочих честных мужей. Когда все было готово, патриарх тотчас присылает из Иерусалима доску, которая должна лежать на гробнице, серебряный сосуд, преграду и другое, что, как он знал, украшает храм. Затем он сам прибыл в лавру и тогда, вверив собственным рукам святое тело блаженного, со светильниками и псалмами перенес в новопостроенный дом и сохранно положил в святую гробницу, так, чтобы ее нельзя было более открыть и унести оттуда хотя бы небольшую часть мужа. Затем, наложив доску, он прикрепил поверх ее сосуд, приблизительно на груди, и с того времени по настоящий день он источает разнообразную благодать приходящим верующим.

Спустя несколько лет монастырь из лавры стал киновией; согласно Кириллу, так распорядился на смертном одре сам основатель. Работы начались в 478, под руководством того же Фида. К 7 мая 482 был а построена новая церковь, и её освятил тот самый Мартирий, теперь исполнявий обязанности патриарха. Такая инициативная трансформация в менее престижную разновидность монастыря - событие не единственное в своём роде, но довольно редкое. Причина могла заключаться в том, что монастырь располагался неподалёку от дороги, соединявшей Иерусалим и Иерихон - не очень подходящее место для уединения. Вспомним хотя бы упомянутую выше небольшую группу из четырёх сотен армянских паломников, заглянувшую на огонёк...

Монастырь не упоминается в связи с персидским и мусульманским завоеваниями в седьмом веке. Примерно в 660-м он был сильно повреждён землетрясением, но вскоре восстановлен. Около 808-й года в обители было 30 монахов. Дальше есть ещё пара малосодержательных упоминаний (так, похоже что к одиннадцатому веку сюда начали "ссылать" провинившихся монахов из Мар Сабы), и вот мы уже добрались до периода крестовых походов. Даниил в 1106-8 сообщает, что место "разорено погаными", но тут же - что крипта с могилами, похоже, цела: "там лежит святой Евфимий, и иные многие святые отцы там лежат, телами как живые". Иоанн Фока (1185) описывает объект как приведённый в порядок (надо полагать, на византийские деньги):

в глубине иорданской пустыни находится монастырь Святого Евфимия великого, и он тоже окружен башнями и большими укреплениями. Посреди его стоить храм, имеющий тоже кругловидную крышу, а под ним есть пещера, и среди ее гроб великого Евфимия, очень похожий на гробницу Богоносного Саввы, тоже покрытый белым мрамором, — в нем погребены вместе со святым останки Святых отцов Пасариона и Дометиана.

Неясно, был ли монастырь был оставлен в результате завоеваний Саладина или же это произошло уже в тринадцатом веке. Вероятно, в дальнейшем здание служило постоялым двором на пути в Наби Муса; во всяком случае, среди местных арабов оно было известно как Хан аль-Ахмар - "красный каравансарай". Первые раскопки в монастыре провёл в конце 1927-9 Дервас Читти. За ним последовали Янис Меймарис (1976-9) и Изхар Гиршфельд (1987). Среди прочего, раскопки выявили кое-какие вероятные остатки оригинальной лавры - три сильно разрушенных кельи к юго-западу и юго-востоку от монастыря; пару фрагментов стен в садах к югу; и водный резервуар к востоку от более позднего большого резервуара. Ничего из упомянутого не попало мне на глаза и соответственно не вошло в отчёт. Насколько я понимаю, всё или почти всё остальное относится к более поздним этапам - перестройка в киновию около 480-го, восстановление после землетрясения в конце седьмого века и дальнейшие работы при крестоносцах.

План монастыря. Размер примерно 65 (север-юг) на 54 метра. К югу от монастыря располагались сады. Примерно в 300 метрах к северо-востоку находилась башня под названием Каср аль-Хан. Возможно, башня служила для охраны сельскохозяйственных территорий монастыря; так или иначе, к настоящему моменту она полностью стёрта с лица земли.



Вид с северо-запада:







С юго-запада:



С востока:



Ворота, вероятно, относятся к двенадцатому веку:









Заходим:

















Крипта, вероятно та самая, в которой был похоронен Евфимий. Над криптой была построена часовня; но от неё мало что осталось, да и оставшееся в кадр не попало...

Мы занимались раскопками этой залы в 1928-1929 гг. Ее выложенный плитами пол несколько раз перекладывался. Одна из плит (лежавшая лицевой стороной вниз) оказалась частью мраморной алтарной преграды. В центральной части залы плиты отсутствовали, там же была обнаружена пустая каменная гробница, в которой мог бы уместиться только совсем небольшой гроб или тело низкорослого человека. Между его основанием и небольшим алтарем, стоящим у восточной стены на незыблемом, залитом связующим раствором основании, мы обнаружили ниже уровня пола множество глиняных ламп, на одной из которых было отпечатано в обратной последовательности слово Άνάστασις — «Воскресение». На северной стороне под остававшимися на своем месте плитами были найдены семь скелетов, которые лежали друг на друге. Мне не известен ни один документ, в котором говорилось бы, куда именно были перенесены мощи святого, когда в двенадцатом или в тринадцатом веке обитель была окончательно оставлена монахами.
(Читти)







Крипта состоит из двух частей; во вторую ведёт такой вот подземный ход, в который я не полез:



Столовая - 19 на 4.3 м, четыре крестовых свода, обнаружены остатки шести длинных каменных столов и каменной скамьи вдоль одной из стен. На фото как раз упомянутая скамья и один из столов:



Келья с каменным лежаком:



Дворик к северу от церкви:





Церковь (трёхнефная базилика внутренним размером 25.4 на 13.8 м). Согласно Гиршфельду, была построена после землетрясения 660-го года поверх более ранней. Вид с запада на восток:





Такая техника создания мозаики из крупных кусков камня называется opus sectile; считается работой крестоносцев:



Более ранняя (7 век) и более мелкая мозаика в южном нефе:





Вид со стороны церкви на северо-восточную часть монастыря:



Теперь на северо-западную:



Западную:



И на постоялый двор в юго-западном углу:





Вдоль южной стены:







Похоже на водосток:



Сводчатые помещения под церковью:





Большой резервуар к востоку от монастырских стен. Размер резервуара 18 на 12 на 12 метров; раньше, пишет Гиршфельд, он был ещё глубже и вмещал порядка 3000 кубометров. Вероятно, он был сооружён около 480-го в ходе строительства киновии. Опять же согласно Гиршфельду, в 50 метрах к востоку должна быть ещё цистерна, попроще, вероятно обслуживавшая лавру при жизни Евфимия. Но на местности я её не заметил, поэтому вернёмся к позднему резервуару.



Отстойник:



Вход в резервуар:



Размер внушает:







Фотографии: в wikimedia commons

ГугльМэп местности.

Ссылки:
Euthymius and His Monastery in the Judean Desert By Y. Hirschfeld (PDF)
The Churches of the Crusader Kingdom of Jerusalem: A Corpus: Volume 2, L-Z By Denys Pringle
The Holy Land: An Oxford Archaeological Guide from Earliest Times to 1700 By Jerome Murphy-O'Connor
The Desert a City By Derwas James Chitty
Biblewalks
Старый пост nehag_sus
Tags: мозаики, фотоотчёты, церкви и монастыри
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments