Буквоед (bukvoed) wrote,
Буквоед
bukvoed

Category:
  • Mood:
  • Music:

Рекламная пауза

Любовь моя, дочь Сиама,
Луна улеглась на темя,
Между ушами, мягко
В утро струится время,
Колких минут песчинки
Льются под хвост кошачий,
В садике под балконом
Мерно котяра плачет.
Любовь моя, дочь Сиама,
Выйдешь ли? Черным - ревность
Мне изогнула спину,
Рядом шипит соперник.

Когти скрипят о камни,
Будят старух и совесть.
Мышь принесу украдкой
К твоему изголовью,
Звезды бледнеют звезды,
Млечные брызги страсти
Ночь, ненасытной кошкой,
Слизывает. Упасть бы
В черный колодец дремы,
И из глубокой ямы
Петь тебе серенады,
Нежная дочь Сиама.

Есть у меня тропинка,
Вышитая полынью,
К сердцу моей любимой.
Только оно остыло.
Больше крылу фламенко
Хвостик ее не вторит,
Глазки заплыли жиром,
Шкурка побита молью.
Острые когти, те что
В спину мою вонзала,
Спилены. Затупились
Яростные кинжалы.

Утро. Из гнезд роняют
Горлицы пух трехцветный,
Скоро пройдет молочник,
Скоро проснется ветер.
А вслед за ним, лениво,
Солнцу подставит брюшко
Сонная королева,
Спящая на подушке.
Но мои лапки алым
Обагрены и жгучим,
Любовь моя, дочь Сиама,
Со шкафа шипит-мяучит.

В испанский обряжен галстук,
Хозяин затих у кресла,
За то, что к ветеринару
Отправил мою невесту.


**********

найди кота.
ни в тёмной шкуре
его, увы, не разглядишь,
ни на столбе, ни в амбразуре,
ни там, где шум, ни там, где тишь.
найди кота.
его натура
неуловима, но чиста:
печально ждёт пустая шкура -
ей скучно без.
найди кота!
неодолимые напасти
бездушный вывели фантом.
войди душою в эти части:
не "стань котом", но - будь котом!
чернеет ангел одинокий,
в его глазницах - пустота.
не стой, прохожий, руки в боки!
остановись!
найди кота.


**********

Ицхак не делил на людей и котов
рожденных в его дому.
Был первородство отдать готов
лучшему. Одному.

Рыжий и сильный предок Эсав,
рожденный первым в шатре,
всю ночь охотиться мог, не устав,
чтоб дичь принести на заре.

А Яков был шелудив, как пес.
Болтливый, что какаду,
он полную дичь постоянно нес,
мешая ложкой еду.

Двуногий Яков был лыс и слаб,
и шерсть не росла на нем.
Завидовал силе Эсавьих лап,
но мог управлять огнем.

Эсав всю ночь добывал еду,
и сахар упал в крови.
Он, чуявший дичь, не чуял беду,
мяукал: "Корми! Корми!"

Яков, дежуривший у костра,
придурок и хлеборез,
сказал Эсаву: "Отстань! Достал!
Еды останешься - без!"

Страсти пылают в крови у нас,
страсть - это смерти сестра.
И Яков, руша гомеостаз,
рыбу достал из костра.

Он эту рыбу в тесте запек
из белой тонкой муки.
Знал, что Эсава был путь далек
и теребил плавники.

"Брат! - мяукал и выл Эсав. -
Кусочек! Хочу я есть!"
Рыба лежала, вокруг распластав
и тесто, и все, что есть.

Яков в ответ кивнул головой,
и умехнулся вдруг:
"Продай первородство за завтрак свой.
Избегни голодных мук.

Весь мир потом иль рыбу - сейчас?" -
с издевкой он произнес.
Эсав проблему решил на раз,
ответил: "Гавновопрос".

Коварный Яков, неверный брат,
предатель, психолог, брут.
Выкупил право на майорат,
право на подвиг и труд!

За рыбу в тесте и я порой
больше давал, чем имел.
Эсав наследство просрал, как герой -
был бескорыстен и смел.

Ицхак ослеп и лишился сил.
Подняв дрожащую длань,
Эсава, старшего, попросил
задрать ему юную лань.

Жалеют матери худших из нас,
и Ривка варит овцу -
пока Эсав выполняет приказ,
Яков пойдет к отцу!

Сказала Ривка: "Иди в шатер,
Яков, иди, ступай.
И, не вступая с Ицхаком в спор,
мясо ему отдай.

Отец ослепший благословит,
считая, что ты - Эсав.
На лжи, предательстве и крови
замешаны чудеса!"

"Эсав - пушист, а я слаб и лыс.
И сразу отец поймет,
какую таю я заднюю мысль,
и проклянет, проклянет!"

Дала ему Ривка шкурки котов,
чтоб ими руки обвить:
"Готов ты, Яков?"
"Всегда готов!
Как истинный индивид!"

Ицхак в сомненьи пробормотал:
"Лапы Эсава, но…
голос Якова… эх, слепота…
значит, предрешено…"

Оливки выдавили слезу,
и маслом она стекла
на Землю Святую, и на лозу,
росшую у костра.

Ицхак последнее мясо ел,
гладил кошачий мех.
Яков мурлыкал - вор, костюмер,
забывший про слово "грех".

Хозяйской походочкой вышел он -
младший, но старший сын.
Вылил на землю остывший бульон
и ухмыльнулся в усы.

А там в шатре умирал Ицхак -
последний ослепший сфинкс.
Свершился первый на свете хак.
И мир с той поры завис.


И много другого хорошего и разного в котокниге.
Tags: книги, пиар
Subscribe

  • В эфире - израильская военщина 6.

    (Моше Придан, Национальная фотоколлекция) На рубеже 1940-х/50-х на смену SCR-536 американцы внедрили AN/PRC-6. В отличие от предшественника,…

  • В эфире - израильская военщина 4.

    (70 лет войск связи) Согласно Розену и Нагелю, самой массовой израильской рацией на 15 апреля 1948-го (850 экземпляров) был МК-21, он же MAB,…

  • В эфире - израильская военщина 3.

    (Борис Карми, 70 лет войск связи) Американская рация SCR-536, в АОИ МК-536. По Розену и Нагелю, на 15 апреля 1948-го имелось 445 экземпляров. Из…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments