Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

bukvoed

Иерусалим - Сгоревший дом.



В результате Шестидневной войны у профессора Иерусалимского университета Нахмана Авигада появилась возможность покопаться под еврейским кварталом старого города, чем он и занимался с 1969-го по 1982-й год. В 1970-м в список обнаруженных объектов попала часть нижнего этажа дома со следами пожара, по всей видимости произошедшего в ходе осады / штурма Иерусалима (и конкретно "верхнего города") римлянами в 70-м году н.э. (зона раскопок B). Впоследствии находка стала маленьким музеем, который так и назвали "сгоревший дом", или "дом {семьи} Катрос" (об этом чуть ниже). Вход в музей находится на улице Тиф'эрет Исраэль, почти угол Мисгав ла-Дах.

Верхний город иродианского Иерусалима был расположен к западу от Храмовой горы и города Давида, на более высоком холме. Северную часть этого холма в наши дни занимают еврейский и армянский кварталы старого города; южная часть, оставшаяся снаружи средневековых и османских городских стен, известна теперь как гора Сион. Флавий рассказывает, что после разрушения храма верхний город благодаря топографии продержался ещё месяц (Иудейская война 6 8):

Так как Верхний город, вследствие своего крутого положения, не мог быть взят без валов, Тит, в 20-й день Лооса, разделил войско по шанцевым работам. Тяжела была доставка леса, ибо для постройки прежних укреплений, как выше было сказано, вся окрестность города, на сто стадий кругом, была совершенно обнажена. Все четыре легиона воздвигали свои сооружения на западной стороне города, против царского дворца, между тем как вспомогательные отряды и остальная масса войска работала вблизи Ксиста, моста и той башни, которую Симон построил как опорный пункт в борьбе с Иоанном и назвал своим именем...

Наконец, после восемнадцатидневной работы, в седьмой день месяца Гарпея, валы были окончены и машины на них установлены. Многие из мятежников считали уже город потерянным и, оставив стены, отступили в Акру, другие побрели в подземные ходы, значительное же число, выстроившись в ряд, старалось воспрепятствовать установке машин. Но и над ними римляне вскоре восторжествовали, не только благодаря своей силе и большой численности, но главным образом потому, что они со свежими, бодрыми силами боролись с приунывшими и изнемогшими. Когда часть стены была разрушена и некоторые башни поддались ударам таранов, защитники сейчас же разбежались, да и самих тиранов охватил страх, далеко не соответствовавший опасности...

Между тем римляне заняли стены, водрузили свои знамена на башнях и при ликующих рукоплесканиях запели победную песню. Конец войны оказался для них гораздо легче, чем можно было ожидать по ее началу. Им самим казалось невероятным, что последней стеной овладели они без кровопролития, и они сами недоумевали, что не нашли здесь ожидаемого противника. Тогда они устремились с обнаженными мечами по улицам, убивая беспощадно все попадавшееся им на пути, и сжигая дома вместе с бежавшими туда людьми. Они грабили много; но часто, вторгаясь в дома за добычей, они находили там целые семейства мертвецов и крыши, полные умерших от голода, и так были устрашены этим видом, что выходили оттуда с пустыми руками. Однако, искреннее сожаление, которое они питали к погибшим, не простиралось на живых: всех, попадавшихся им в руки, они умерщвляли, запруживая трупами узкие улицы и так наводняя город кровью, что иные загоревшиеся дома были потушены этою кровью. С наступлением вечера резня прекратилась, огонь же продолжал свирепствовать и ночью. В восьмой день месяца Гарпея солнце взошло над дымившимися развалинами Иерусалима. За время осады город перенес столько тяжких бед, что если бы он от начала своего основания вкушал столько же счастья, то был бы поистине достоин зависти. Но ничем он не заслужил столько несчастья, как тем лишь, что воспитал такое поколение, которое его ниспровергло.


Авигаду удалось раскопать только часть здания, видимо представлявшую собой его хозяйственное крыло. Судя по керамике под полом, здание было построено в первом веке. На полу нашли монеты, последние из которых датируются четвёртым годом восстания. Таким образом, дом почти наверняка был разрушен в ходе осады Иерусалима. Это могло произойти в ходе вышеописанного штурма верхнего города, как и предположил Авигад. Позже Гилель Гева (см. статью в конце поста) счёл более вероятным, что дом был разграблен и сожжён ещё до штурма - не то внесла свой вклад римская осадная артиллерия, после чего подключились мародёры; не то "справились" свои.

В помещениях собрали много разной посуды, в том числе каменной (это подсказывает, что владельцы дома уделяли большое внимание ритуальной чистоте); и каменные гирьки, на дной из которых была вырезана надпись "{д} бар Катрос", т.е. "{принадлежит} сыну Катроса". Отсюда гипотеза, что дом принадлежал одной из семей священников, на которые в довольно резких выражениях "наехал" Талмуд:

Горе мне от семьи Бейтос - горе мне от их палок,
Горе мне от семьи Ханин - горе мне от их слов,
Горе мне от семьи Катрос - горе мне от их пера,
Горе мне от семьи Исмаила, сына Фиахи - горе мне от их кулаков,
Все они первосвященники, а их сыновья казначеи,
а их зятья - начальники, а их рабы палками бьют народ.

(ВТ Песахим 57А, почти идентичный фрагмент есть в Тосефта Мегилот 13)

Collapse )
bukvoed

Тель Авив - Бейт Каср.



Продолжая тему бывших загородных домов в окрестностях КПЗ Абу Кабир, направимся на этот раз в юго-западном направлении относительно КПЗ, на перекрёсток улиц Меир Гроссман и 3382, и обнаружим там "летний домик" Селима Касра. Каср был, как подсказывает интернет, богатым торговцем мальтийского происхождения и христианского вероисповедания; помимо торговли, подрабатывал представителем "не менее 12 стран". Не могу не процитировать глубокоуважаемого i_drlis:

Особую группу составляли заместители консулов. Дело в том, что руководители иностранных дипкорпусов были люди занятые, важные. Заниматься паломниками, торговыми представительствами, бытом и проблемами приезжих гостей в далеком от Иерусалима Яффо им было просто некогда. Кроме того, специфика того времени являлась таковой, что надо было знать в тонкостях особенности местной жизни, языки, иметь прочные связи среди населения. Поэтому среди горожан выбирались особо уважаемые лица, которым поручалась миссия действовать от имени той или иной державы (а то и нескольких), имея с того, а что греха таить, немалую личную выгоду. Как правило, таковыми были арабы-христиане, но были и армяне и даже евреи. Так, Хаим-Нисим Амзалег, известный любителям прогулок по Неве-Цедеку, был заместителем консулов Британии и Португалии. А Йосеф-бей Мойяль, знакомый читателям по нашему путешествию вокруг Часовой Башни, представлял интересы Испании и Персии.

Но были и совсем исключительные случаи. Салим Касар, араб-христианин, являлся одним из богатейших землевладельцев Яффо. Кстати, и не только Яффо: именно он продал в 1878 году свои земли возле деревни Мир на берегу реки Абу-Бутрус... пятерым жителям Иерусалима, к слову - при участии того же Х. Амзалега. Оттуда и стало разрастаться ещё одно еврейское поселение на территории Палестины-Петах Тиква. Так вот, этот Салим Касар... был вице-консулом двенадцати (!) держав. Для него приемные дни в Сарайе были поистине трудовым подвигом. А для табачной лавки, расположенной в соседнем здании на территории монастырского рынка-праздником.

Рассказывают, что вице-консульский мундир у всех был одинаковым, а вот шапки разные. И вот в день рождения Абдулхамида Второго одним из первых приходит на прием вице-консул Франции. Его встречают, как дорогого гостя, угощают кофе, он выкуривает наргилу, расписывается в книге почетных посетителей, желает долгих лет здравия дорогому Султану, прощается и уходит. Не садясь в экипаж, «француз» поворачивает к двери табачной лавки, меняет шляпу (в лавке хранилась дюжина его шляп) и снова заходит во дворец уже в качестве представителя Бельгии. И так 12 раз! Как Салим Касар (а это был он!) не умер от передозировки кофе, остаётся загадкой науки, но то, что он потом ещё несколько дней ходил в буквальном смысле «обкуренный»-это уж точно.


После 1948 дом достался армии, приспособившей его под программу подготовки молодёжи к службе, т.н. "Гадна". В 2009 армия здание покинула, убрала сторожевую будку, таблички с ворот поснимала... По последним сведениям, объект предлагается покупателям за какие-то жалкие 10 миллионов шекелей. Жить в нём, правда, ТАБА запрещает, но не запрещает устроить гостиницу, музей, галерею, или же использовать для общественной деятельности...

Collapse )